Слава Україні!

Вопросы стандартизации в диагностике и лечении эпилепсии у детей

Вопросы стандартизации в диагностике и лечении эпилепсии у детей

Распространенность эпилептической болезни в развитых странах составляет 5-10 случаев на 1000 населения [1-4], причем в основном заболевание проявляется в детском возрасте [5-7]. По данным МЗ Украины [8], в 2001 году распространенность

Ю. А. Зозуля, д. м. н., профессор, член-корреспондент НАН Украины, директор Института нейрохирургии им. А. П. Ромоданова АМН Украины;
Ю. А. Орлов, д. м. н., заведующий отделом детской нейрохирургии Института, главный детский нейрохирург МЗ Украины;
В. Ю. Мартынюк, к. м. н., директор Украинского медицинского центра реабилитации детей с органическим поражением нервной системы, главный детский невролог МЗ Украины

Распространенность эпилептической болезни в развитых странах составляет 5-10 случаев на 1000 населения [1-4], причем в основном заболевание проявляется в детском возрасте [5-7]. По данным МЗ Украины [8], в 2001 году распространенность эпилепсии среди детского населения составляла 2,1‰, что несколько выше показателя у взрослого населения (1,9‰). Ежегодно более двум тысячам детей впервые устанавливают диагноз эпилепсии. Среди детей-инвалидов, инвалидность которых связана с заболеваниями нервной системы, дети с эпилепсией занимают второе место. Из зарегистрированных в 2001 году 17732 детей, страдающих эпилепсией, около 30% имеют резистентные к медикаментозной терапии формы заболевания. Учитывая широкую распространенность заболевания, частое начало его проявлений в детском возрасте, а также специфику этиологических факторов и форм заболевания, в последние годы детская эпилептология выделена в самостоятельную дисциплину.

В современной медицинской практике наметилась тенденция ограничения использования термина «судорожный синдром» как характеристики универсальной реакции организма на разные патогенные воздействия. Этот термин применим у новорожденных и у детей раннего возраста при первых судорожных состояниях неясного генеза. В дальнейшем удается установить причины, вызывающие припадки, среди которых превалируют:

  • родовая травма, гипоксия и ишемия головного мозга: внутричерепные кровоизлияния, селективные нейрональные некрозы, фокальные и мультифокальные ишемические поражения;
  • врожденные аномалии развития мозга: дисгенезии, аномалии нейрональной миграции, синдром Айкарди и другие;
  • хромосомные синдромы Ангельмана, Дауна, Патау, Миллера-Дикера;
  • наследственные нейрокожные синдромы (гамартозы): туберозный склероз (болезнь Бурневилля-Прингла), синдром недержания пигмента (болезнь Блоха-Сульцбергера), нейрофиброматоз типа I (болезнь Рекленгаузена), энцефало-тригеминальный ангиоматоз (синдром Штурге-Вебера) и другие;
  • наследственные дефекты метаболизма: аминоацидопатии, пиридоксинзависимые состояния, митохондриальные энцефаломиопатии и другие;
  • метаболические причины: энзимопатии (фенилкетонурия, гистидинемия, ксантуренурия), гипо- и гипергликемия, билирубиновая энцефалопатия, гипо- и гипернатриемия, гипо- и гипермагниемия, медикаментозно индуцированные состояния, абстинентный синдром и другие;
  • инфекции: бактериальный менингит, первично-вирусный и инфекционно-аллергический энцефалит, инфекции TORCH-комплекса, лейкопанэнцефалит и другие;
  • объемные внутричерепные процессы: опухоли головного мозга, гематомы, гидромы, абсцессы мозга;
  • сосудистые мальформации головного мозга;
  • дегенеративные заболевания;
  • болезни накопления: нейролипидозы, лейкодистрофии, прогрессирующая миоклоничная эпилепсия и другие;
  • эпилептические синдромы неонатального периода: доброкачественные семейные и идиопатические неонатальные судороги, ранняя миоклоническая и инфантильная эпилептическая энцефалопатия (синдром Отахары).

У детей особенно важно разграничение таких понятий, как эпилептическая, энцефалическая реакция, эпилептический синдром при заболеваниях ЦНС, эпилептический синдром резидуально-органического типа и эпилепсия.

Эпилептическая реакция — это генерализованные припадки в ответ на экзогенное воздействие. В их появлении большое значение имеют наследственная или конституционно обусловленная повышенная судорожная готовность мозга, которая реализуется в результате воздействия различных факторов — инфекции, травмы, интоксикации, утомления, другие заболевания и патологические состояния. Типичными примерами эпилептической реакции в детском возрасте являются фебрильные судороги и аффективно-респираторные припадки. Устранение провоцирующего фактора, как правило, купирует эпилептическую реакцию.

Энцефалическая реакция (судорожный вариант) — это клинический синдром неспецифической реакции нервной системы ребенка, как проявление метаболической энцефалопатии. В его основе лежат нарушения основных механизмов внутричерепного гомеостаза (васкулярного, ликворного, обменного) в результате чрезмерного воздействия экзогенных факторов на организм ребенка, не связанных с повышенной судорожной готовностью мозга.

Эпилептический синдром при заболеваниях ЦНС предполагает возникновение повторных припадков, вследствие преимущественно очаговых острых, подострых или хронических поражений головного мозга, на фоне повышенной судорожной готовности мозга или наличия эпилептогенного очага (морфофункционального субстрата структурного поражения мозга). Выделение этого типа эпилептического синдрома продиктовано выбором лечебной тактики для устранения первопричины патологического состояния.

Эпилептический синдром резидуально-органического типа — это клинические проявления энцефалопатичных форм резидуально-органических нарушений. Возникновение эпилептических приступов обусловлено декомпенсацией резидуальной органической недостаточности мозга, наличием повышенной судорожной готовности, недостаточностью тормозных систем мозга. Этот тип эпилептического синдрома чаще наблюдается у детей с недоразвитием когнитивной сферы или ее недостаточностью в результате органического поражения нервной системы, при детском церебральном параличе. Возможна трансформация в симптоматическую (резидуальную) эпилепсию детского возраста.

Эпилепсия — гетерогенная группа заболеваний, характеризующаяся повторными спонтанно возникающими припадками. Обязательным условием является формирование морфопатофизиологического феномена — эпилептического очага и/или эпилептической системы (группа нейронов, способная к самовозбуждению и распространению гиперсинхронных разрядов).

В основу современной Международной классификации эпилепсии и эпилептических синдромов (ILАE, 1989) [9] положено два основных принципа: клиническая характеристика припадков (парциальные и генерализованные) и этиология (симптоматическая, идиопатическая). Симптоматическая эпилепсия рассматривается как следствие известных или предполагаемых заболеваний ЦНС; идиопатическая, как болезнь, не вызываемая явными причинами, за исключением предполагаемой наследственной предрасположенности. Кроме того, в классификации выделяется криптогенная эпилепсия, как болезнь с неустановленной, скрытой причиной возникновения. В соответствии с этой классификацией эпилепсия и эпилептические синдромы у детей могут быть представлены в таком виде.

Международная классификация эпилепсии и эпилептических синдромов у детей (сокращенный вариант)

Локализационно обусловленные (фокальные, парциальные) эпилепсии и синдромы

  • Идиопатическая:
    • доброкачественная эпилепсия детского возраста с центрально-темпоральными спайками на ЭЭГ;
    • детская эпилепсия с затылочными припадками;
    • первичная эпилепсия при чтении.
  • Симптоматическая:
    • хроническая прогрессирующая континуальная эпилепсия детского возраста (синдром Кожевникова);
    • синдром Расмуссена;
    • эпилепсия, характеризующаяся припадками, которые вызываются специфическими провоцирующими факторами;
    • височная эпилепсия;
    • лобная эпилепсия;
    • теменная эпилепсия;
    • затылочная эпилепсия.
  • Криптогенная.

Генерализованная эпилепсия и синдромы

  • Идиопатическая:
    • доброкачественные семейные судороги новорожденных;
    • доброкачественные идиопатические неонатальные судороги;
    • доброкачественная миоклоническая эпилепсия раннего детского возраста;
    • детская абсансная эпилепсия;
    • ювенильная абсансная эпилепсия;
    • ювенильная миоклоническая эпилепсия (малые припадки Янца);
    • эпилептические припадки с генерализованными тонико-клоническими судорогами при пробуждении;
    • эпилепсия с припадками, вызванными специфическими провокациями (рефлекторные припадки).
  • Криптогенная или симптоматическая:
    • синдром Веста (инфантильный спазм);
    • синдром Леннокса-Гасто;
    • эпилепсия с миоклонически-астатическими припадками;
    • эпилепсия с миоклоническими абсансами.
  • Симптоматическая:
    • ранняя миоклоническая энцефалопатия;
    • ранняя детская эпилептическая энцефалопатия с комплексами «вспышка-угнетение» на ЭЭГ;
    • специфические синдромы — синдром Айкарди, эктомезодермальные дисплазии, лизенцефалии (пахигирия), гамартозы, неудерживание пигмента (синдром Блоха-Сульцбергера), пиридоксиновая зависимость, энзимопатии, болезнь Лафора.

Эпилепсии и синдромы, которые имеют признаки фокальных и генерализованных припадков

  • С генерализованными и фокальными припадками:
    • припадки новорожденных;
    • тяжелая миоклоническая эпилепсия детства;
    • эпилепсия с постоянными спайк-волнами во время медленноволнового сна;
    • приобретенная эпилептическая афазия (синдром Ландау-Клеффнера).
  • Без четких признаков генерализации или фокальности.

Специальные синдромы

  • Ситуационно обусловленные припадки:
    • фебрильные припадки;
    • судороги, возникающие при острых метаболических нарушениях.
  • Изолированные припадки. Эпилептический статус.

В современном представлении диагноз эпилепсии у детей устанавливают и без характерных изменений психики. Главными особенностями проявлений эпилептических припадков являются: спонтанность возникновения, регулярность повторения, кратковременность, стереотипность припадков, наличие пред- и постприпадочных состояний, постепенное нарастание полиморфизма припадков.

Особое значение у детей приобретают вопросы дифференциальной диагностики эпилептических припадков с приступами неэпилептического генеза. К таким пароксизмальным состояниям относят следующие.

  1. Аноксические приступы, обусловленные экстрацеребральными заболеваниями или состояниями (синкопальные состояния при вертебро-базилярной дистонии, транзиторных ишемических атаках, мигрень, кардиогенные состояния и другие).
  2. Гипнические приступы, связанные со сном, парасомнии, дисомнии (нарколепсия, каталепсия, ночные миоклонии, ночные снохождения, энурез, приступы дереализации, пароксизмальные дистонии, бруксизм, синдромы апноэ, ночной внезапной смерти, Пиквика и другие).
  3. Психогенные приступы: истерические, психопатические, детский онанизм и другие.
  4. Приступы неопределенного генеза.

В группу пароксизмальных состояний неэпилептического генеза у новорожденных и детей раннего возраста включают доброкачественный ночной неонатальный миоклонус, синдром повышенной нервно-рефлекторной возбудимости, опсоклонус, гиперэксплексию, вестибулопатии, лабиринтопатии, кивательные и вращательные спазмы.

Медикаментозное лечение эпилепсии

Лечение эпилепсии и эпилептических синдромов у детей принципиально не отличается от лечения этих патологий у взрослых, но имеет свою специфику. К общим принципам лечения можно отнести: индивидуальность, непрерывность, длительность, комплексность и преемственность. Базовой при этом остается монотерапия, и только истинная лекарственная резистентность обосновывает переход на политерапию и хирургию.

У детей особенно остро стоит вопрос о целесообразности противосудорожной терапии после первого судорожного припадка. С одной стороны, раннее начало лечения дает возможность полного контроля над припадками; с другой — длительный прием антиконвульсантов может привести к неблагоприятным последствиям. По мнению большинства специалистов, назначение антиконвульсантов у детей после первого припадка не обосновано. Нередко припадки могут возникать под влиянием различных неблагоприятных факторов: лихорадки, метаболических нарушений, острой инфекции, отравления и других. Устранение этих факторов купирует припадки. Обнаружение на ЭЭГ эпилептического очага или повышенной судорожной готовности мозга требует дообследования пациента и назначения противосудорожной терапии.

Главным условием назначения антиконвульсантов считается наличие повторных, стереотипных, спонтанно возникающих судорожных припадков. Критериями выбора первого препарата являются: характер припадков, особенности судорожного состояния (возраст дебюта, частота припадков, интеллект, состояние неврологического статуса), токсичность препарата и возможные побочные эффекты.

Согласно рекомендациям Международной противоэпилептической лиги (ILAE 2001-2003), уровень доказательств «А» (безусловные рекомендации) по отношению к назначению противоэпилептических препаратов следующий.

  • При парциальных эпилепсиях — препараты первого ряда: карбамазепины и его аналоги (CBZ, Карбасан, Финлепсин, Тегретол, Зептол); препараты второго ряда: вальпроаты (VPA, Депакин, Орфирил, Конвулекс, Конвульсофин, Апилексин, Дипрамал), фенитоин, Дифенин, фенобарбитал, гексамидин, вигабатрин, клобазам, ацетазоламид; препараты третьего ряда: ламотриджин, габапентин, Суксилеп, топирамат.
  • При генерализованных эпилепсиях — препараты первого ряда: вальпроаты, карбамазепины; препараты второго ряда: сукцинимиды, ламотриджин, фенобарбитал, клоназепам, топирамат; препараты третьего ряда: Клобазам, Бензонал.
  • При синдроме Веста — стероиды, нитразепам, вигабатрин.
  • При синдроме Леннокса-Гасто — топирамат, вальпроаты, нитразепам, ламотриджин, стероиды, фелбамат.

Алгоритмы ведения ребенка с эпилептическими припадками и приступами можно представить в виде схем (рис. 1, 2).

Идея хирургического лечения эпилептических приступов принадлежит Джексону и Хорсли, которые в 1886 году обосновали и успешно провели первую резекцию эпилептогенного очага с положительным эффектом. Однако случаи необдуманного применения данной методики, нередко приводящие к фатальным результатам, стали причиной скептического отношения врачей к хирургическому лечению эпилепсии. Только дальнейшее усовершенствование методик ЭЭГ (24-часовое мониторирование, компьютерное картирование, кортикография, использование вживленных электродов), внедрение современных визуализирующих технологий (КТ, МРТ, ПЭТ, ангиография), развитие микрохирургической техники возродили метод хирургического вмешательства как значимую стратегию лечения эпилепсии. Тщательность отбора пациентов для хирургического лечения является основой положительных результатов.

Хирургическое лечение эпилепсии

Показаниями к хирургическому лечению эпилепсии у детей являются: подтвержденная резистентность к антиконвульсантной терапии, наличие четко локализованного эпилептогенного фокуса, симптоматическая эпилепсия при фокальных поражениях мозга (опухоли, АВМ, туберозный склероз, фокальные дисплазии коры, посттравматические поражения, энцефалит Расмуссена). Кроме того, в младшей возрастной группе показаниями к хирургическому лечению могут быть злокачественная эпилепсия младенцев (catastrophic epilepsy), синдромы Веста и Леннокса-Гасто.

По мнению ведущих экспертов Международной противоэпилептической лиги, в большинстве случаев хирургическое вмешательство рекомендуется после двух лет безуспешного фармакологического лечения заболевания [10, 11].

Все современные методы хирургического лечения эпилепсии можно условно разделить на стимуляционные и деструктивные. Первые применяются при многоочаговых и глубинно расположенных эпилептогенных очагах. При этом используются методики введения множественных внутримозговых платиновых или золотых микроэлектродов (до 30 электродов) в глубинные структуры мозга с длительным изучением их биопотенциалов. В последующем проводят электростимуляцию подкорковых структур для изменения их интегральной деятельности, что позволяет разорвать поток патологической импульсации. К сожалению, результаты стимуляционных методик не всегда стабильны и поэтому не нашли широкого распространения. При обнаружении четкого эпилептического очага в подкорковых структурах имплантированные электроды могут быть использованы для электролитической микродеструкции очага, то есть стимуляционная методика переходит в деструктивную [12, 13].

При расположении эпилептогенного очага в глубинных структурах (миндалевидное тело, ядра таламуса) используется стереотаксическая методика проведения операций с деструкцией зоны патологической активности методами криодеструкции жидким азотом, высокочастотной электрокоагуляции или анодного электролиза. Кроме деструкции самого очага патологической активности, стереотаксические методики позволяют разрушить так называемые судорогопроводящие пути, по которым эпилептические разряды генерализуются, или «выключить» активирующие структуры, то есть структуры мозга, способствующие усилению или генерализации разрядов. Однако даже само перечисление подкорковых структур, на которых проводят стереотаксические вмешательства, говорит об отсутствии четких критериев выбора зон воздействия для лечения эпилепсии. Применяются воздействия на бледный шар, структуры таламуса (вентролатеральное ядро, медиальный центр), внутреннюю капсулу, субталамическую область, миндалевидное тело, свод, поясную извилину, подбугорье и другие. Эти стереотаксические деструктивные методики дополняются имплантацией эмбриональной нервной ткани [14-16].

В последнее десятилетие получили распространение методики управляемой электростимуляции ветвей блуждающего нерва с помощью имплантируемого электронного устройства фирмы «Cyberonics», обеспечивающие хороший эффект лечения в 50-70% случаев [10].

Наиболее распространены в мире методики открытых оперативных вмешательств. Всех больных, страдающих эпилептическими припадками и требующих хирургической помощи, делят на две большие группы. Первая группа — это больные с симптоматическим парциальным или парциально-генерализованным типом припадков, обусловленных очаговой органической патологией мозга. К ним относятся больные с опухолями головного мозга, сосудистыми аномалиями, кистообразующими поражениями, рубцово-спаечными процессами, при которых оперативное вмешательство, направленное на удаление патологического очага, является одновременно и лечением эпилептических припадков. Минимальная травматизация прилежащих к очагу мозговых структур, радикальность операции, как правило, устраняют эпилептические приступы. Однако при длительном существовании первичного очага ирритации возможно появление вторичных очагов эпилептической активности (по соседству, в отдалении, зеркальные очаги, очаги в подкорковых отделах), и тогда ликвидация первичного очага не гарантирует ликвидации эпилептических припадков.

Вторую группу пациентов с симптоматической парциальной эпилепсией составляют больные с дисгенезиями мозга (корковая дисплазия, гетеротопия, пахигирия и другие), склерозирующими поражениями, синдромом Расмуссена. Эти эпилепсии делят по анатомической локализации на височную, лобную, теменную и затылочную с более точным внутридолевым подразделением.

Височная эпилепсия составляет до 60% всех случаев симптоматической парциальной эпилепсии и, к сожалению, отличается относительно высокой резистентностью к антиконвульсантной терапии, более трети из них следует рассматривать как пациентов хирургического профиля. Эффективность хирургического лечения височной эпилепсии составляет 70-90%. Близки по результатам хирургического лечения и случаи затылочной эпилепсии (эффективность — 50-88%), но они ниже при лобной и теменной локализации [17, 18].

Отдельную группу симптоматической парциальной эпилепсии составляют больные с парциальным соматомоторным статусом — epilepsia partialis continua, в рамках которой выделяют два самостоятельных синдрома: Кожевникова и Расмуссена.

Этиологическими факторами развития синдрома Кожевникова могут быть нейроинфекция, травма, опухоли, нарушения мозгового кровообращения. При наличии четкого морфологического субстрата, обнаруживаемого макроскопически при нейровизуализации очага (опухоль, кисты), вопрос хирургического лечения ставится однозначно. Значительно сложнее ситуация при синдроме Кожевникова, развившегося в результате перенесенного энцефалита или нарушений мозгового кровообращения. Отсутствие грубого морфологического субстрата поражения мозга, прогредиентности течения заболевания и изменений психических функций в редких случаях дает основание ставить вопрос о хирургическом вмешательстве. Только в виде исключения, в случаях с высокой частотой приступов со значительным инвалидизирующим влиянием и выраженной резистентностью к антиконвульсантам, возможно хирургическое лечение.

В противоположность синдрому Кожевникова диагноз синдрома Расмуссена практически равнозначен показанию к хирургическому лечению. Обусловлено это очень низкой эффективностью антиконвульсантной терапии, выраженной прогредиентностью заболевания. Наиболее эффективный метод хирургического лечения — субтотальная функциональная гемисферэктомия (удаление морфологически измененной центрально-височной области, каллезотомия).

Особую группу больных, страдающих эпилептическими припадками, составляют дети с прогрессирующей гидроцефалией и декомпенсированным краниостенозом. Развитие у них эпилепсии — следствие нарушения мозгового кровообращения в результате длительного повышения внутричерепного давления. Своевременная коррекция ликворной гипертензии путем ликворошунтирующей операции или устранение краниоцеребральной диспропорции путем костнопластической трепанации обеспечивает нормализацию внутричерепного давления и одновременно устраняет эпилептические приступы.

Еще одним типом эпилепсии у детей, попадающих в поле зрения нейрохирургов, является синдром Леннокса-Гасто, входящий в группу криптогенной и симптоматической генерализованной эпилепсии. Встречается этот синдром достаточно часто (около 10% случаев эпилепсии у детей) и характеризуется очень тяжелым течением, выраженными нарушениями нервно-психического развития, очаговыми нарушениями и резистентностью к антиконвульсантам. По последним данным, наибольшая эффективность отмечена при применении Топирамата (до 47%). Из хирургических методов применяется каллезотомия с положительным результатом в 50% случаев.

Таким образом, при рассмотрении возможностей хирургического лечения эпилепсии у детей следует констатировать, что в поле зрения нейрохирургов попадает только 10-15% детей с этой патологией. Наличие симптоматической эпилепсии при таких заболеваниях, как опухоли мозга, аномалии сосудов мозга, кистозные и рубцово-спаечные процессы, прогрессирующая гидроцефалия, декомпенсированный краниостеноз, безусловно, являются прерогативой хирургического метода лечения. При фокальной эпилепсии хирургической помощи, возможно, требуют дети с фармакологически устойчивыми формами припадков, приводящими к снижению качества жизни или являющимися причиной функционального нервно-психического дефицита. Одновременно с этим следует помнить о возможных нарушениях некоторых мнестических функций при операциях на височных долях (снижение вербальной памяти при манипуляциях на доминантном полушарии, праксиса при операции на противоположном полушарии). При идиопатических генерализованных формах эпилепсии у детей использование хирургических методик весьма ограничено, а наличие неизлеченных депрессивных или вторичных психотических заболеваний в большинстве случаев является противопоказанием к хирургическому лечению.

Морфологическим субстратом резекционных методик лечения эпилепсии у детей являются, главным образом, генетические нарушения (факоматозы, сосудистые аномалии), кортикальные нарушения миграции нейронов (кортикальные дисплазии, гемимегалэнцефалии, гамартомы), приобретенные нарушения (энцефалит Расмуссена, постэнцефалитические и постменингитные нарушения, посттравматические повреждения), кистообразующие процессы и опухоли мозга.

Накопленный за последние 10-15 лет опыт хирургического лечения эпилепсии у детей изменил существовавшее ранее мнение, что проведение операции целесообразно только после достижения пациентом половой зрелости. Установлено, что операцию, если она обоснованна, необходимо проводить как можно раньше после установления консервативной некурабельности пациента. Аргументируется это следующими положениями: стойкая биоэлектрическая активность мозга при эпилепсии оказывает неблагоприятное влияние на развитие детского мозга и чем длительнее она существует, тем выраженнее последствия; пластичность нервной ткани уменьшается с возрастом и чем раньше проведена операция, тем больше возможности компенсации неврологического и нейропсихологического дефекта.

Выводы

Анализ состояния медицинской помощи детям, страдающим эпилептическими припадками, позволяет утверждать, что у нас в стране назрела необходимость разработки единых подходов детских специалистов (неврологов, психиатров, нейрохирургов) к данной проблеме. Разработка стандартов диагностики фармакорезистентных форм эпилепсии, сроков назначения и методики подбора препаратов, продолжительности проведения медикаментозной терапии при ее недостаточной эффективности — прерогатива детских неврологов и психиатров. Определение показаний к хирургическому лечению и выбору метода хирургического вмешательства остается задачей детских нейрохирургов. Разработка единых стандартов в практической эпилептологии детского возраста может быть возложена на центр диагностики и лечения эпилепсии у детей. Создание такого центра, оснащенного необходимым оборудованием для современных методов диагностики и лечения эпилепсии, сможет обеспечить методическую, информационную и исследовательскую работу по проблеме эпилепсии у детей.

Литература

  1. Дзяк Л.А., Зенков Л.Р., Кириченко А.Г. Эпилепсия. К., Книга-плюс, 2001, 168 с.
  2. Hauser W.A., Anderson V.E. Genetic considerations in convulse disorders in children /Handbook of pediatric epilepsy. Ed. J.V. Murphy, F. Dehkharghani. New York: Dekker, 1992. — P. 231-250.
  3. Трошин В.Д., Густов А.В., Кравцов Ю.И., Максутова А.Л. Эпилепсия детей и подростков. Н. Новгород, 2002, 316 с.
  4. Эпилепсия и судорожные синдромы у детей /Под ред. П.А. Темина, М.Ю. Никаноровой. М., Медицина, 1999, 656 с.
  5. Болдырев А.И. Эпилепсия у детей и подростков. М., Медицина, 1990, 318 с.
  6. Эпилептология детского возраста/Под ред. А.С. Петрухина. М., Медицина, 2000, 345 с.
  7. Гусев Е.И., Бурд Г.С. Эпилепсия. М., Медицина, 1994, 63 с.
  8. Довідник дитячого невролога /За ред. В.Ф. Москаленко. К., 2002, 87 с.
  9. Бурд Г.С. Международная классификация эпилепсии и основные направления ее лечения //Журнал невропатии и психиатрии, 1995, т. 95, №3, с. 4-12.
  10. Притыко А.Г., Зенков Л.Р., Бурков И.В., Харламов Д.А., Айвазян С.О. Современные аспекты предоперационной диагностики и хирургического лечения эпилепсии// Детская хирургия, 1999, №1, с. 32-35.
  11. Shewmon D.A., Shields W.D., Chugani H.T. et al. Contrast between pediatric and adult epilepsy surgery: rational and strategy for focal resection //J. Epilepsy. — 1990. — V. 3 — P. 1-15.
  12. Берснев В.П., Степанова Т.С., Яцук С.Л. Итоги и перспективы стереотаксического лечения эпилепсии /Сборник научных трудов РНХИ им. А.Л. Поленова «Актуальные вопросы стереонейрохирургии эпилепсии». СПб., 1993, с. 7-21.
  13. Яцук С.Л., Рогулов В.А., Степанова Т.С., Виноградова Д.А. Стереотаксическое лечение генерализованной эпилепсии у детей и подростков /Сборник научных трудов РНХИ им. А.Л. Поленова «Актуальные вопросы стереонейрохирургии эпилепсии». СПб., 1993, с. 40-46.
  14. Лапоногов О.А., Цымбалюк В.И., Антоненко В.Г., Костюк К.Р. Стереотаксический метод трансплантации эмбриональной нервной ткани в лечении эпилепсии у детей/ Материалы II съезда нейрохирургов Российской федерации. Н.Новгород, 1998, с.208.
  15. Цимбалюк В.І., Лапоногов О.А., Костюк К.Р. Аспекти впливу нейротрансплантації на епілептичну активність головного мозку //Український медичний часопис, 1998, т. 4, №6, с. 5-16.
  16. Берснев В.П., Яцук С.Л., Овечко В.Н., Степанова Т.С., Яковенко И.В., Хачатрян В.А. Комплексное лечение больных с выраженными двигательными нарушениями и эпилептическим синдромом с помощью трансплантации эмбриональной ткани ЦНС/ Сборник научных трудов РНХИ им. А.Л. Поленова «Актуальные вопросы стереонейрохирургии эпилепсии». СПб., 1993, с. 167-171.
  17. Практическая эпилептология /Под ред. К. Келлерманна. Кишинев, 1997, 145 с.
  18. Luders H., Wyllie E., Rothner D.A. et al. Surgery of localization related epilepsies in children //Brain Dev., 1989. — V. 11. — P. 98-101.