Слава Україні!

Нейрометаболическая фармакотерапия в геронтологии: цели, принципы, средства

Нейрометаболическая фармакотерапия в геронтологии: цели, принципы, средства

Проблема старения населения, особенно в развитых странах, в настоящее время является одной из ведущих экономических, социальных и медицинских проблем. Значительное увеличение доли лиц пожилого и старческого возраста выдвигает на одно из первых мест в

С. Г. Бурчинский, Институт геронтологии АМН Украины; И. А. Михнев, представительство компании «Никомед» в Украине, г. Киев

Проблема старения населения, особенно в развитых странах, в настоящее время является одной из ведущих экономических, социальных и медицинских проблем. Значительное увеличение доли лиц пожилого и старческого возраста выдвигает на одно из первых мест в современной медицине задачу эффективной диагностики и лечения как возрастзависимой патологии, так и коррекции возрастных физиологических изменений, служащих фундаментом развития и манифестации основных заболеваний в гериатрической практике.

Отмеченные тенденции особенно актуальны для Украины. Среди всех государств СНГ Украина является наиболее «старым» государством с весьма неблагоприятным сочетанием высоких темпов старения населения и отрицательных показателей его воспроизводства [15]. При этом доля лиц пенсионного возраста в Украине составляет 23-25% всей популяции, а согласно прогнозам демографов к 2025 г. этот показатель превысит 30% [15]. Особенно важно подчеркнуть, что указанные тенденции в Украине сочетаются с высоким уровнем заболеваемости, прежде всего сердечно-сосудистой патологией и смертностью от нее. Среди различных форм сердечно-сосудистых заболеваний особое место принадлежит цереброваскулярной патологии, составляющей от 30 до 50% всей кардиологической патологии. В Украине сегодня, например, показатели смертности от инсульта превышают в 2,5 раза аналогичные показатели для стран Запада [6].

Возрастзависимые заболевания ЦНС

В связи с этим необходимо отметить то обстоятельство, что сосудистые заболевания головного мозга являются одним из наиболее характерных проявлений цереброваскулярной возрастзависимой патологии, к которой, кроме инсульта, относятся преходящие нарушения мозгового кровообращения, атеросклеротическая энцефалопатия, сосудистые деменции, т.е. нозологические формы, преимущественно встречающиеся в пожилом и старческом возрасте [13]. Поэтому своевременное и эффективное лечение и профилактика цереброваскулярной патологии являются одной из наиболее приоритетных задач отечественной медицины и, в первую очередь, неврологии и гериатрии.

Не менее актуальны в настоящее время и в медицинском, и в социальном плане такие формы возрастзависимой патологии ЦНС, как депрессии, болезнь Паркинсона, старческие деменции [3, 12, 16]. Вместе с тем, с другой стороны важно отметить факт существенного «омоложения» отмеченных заболеваний в последние годы, выход их за рамки собственно пожилого и старческого возраста, рост заболеваемости ими в 40-60 лет, что тесно связано с более ранним развитием возрастных изменений мозга и, соответственно, манифестацией конкретных нозологических форм.

Поэтому все большее значение приобретают поиск и разработка путей ранней медикаментозной терапии и профилактики отмеченных возрастзависимых заболеваний ЦНС, тесно сопряженных с проблемой геропротекции. Особую важность данная проблема представляет для врачей общей практики (в т.ч. семейных врачей), так как именно терапевтами диагностируется до 80% всей вновь выявляемой патологии в целом [10].

В основе развития всех вышеперечисленных заболеваний лежат возрастные изменения мозга на самых различных уровнях его организации — от молекулярного до системного [3, 16]. Наиболее важными с клинико-фармакологической точки зрения являются нарушения: нейрометаболических процессов на уровне нейрона (мембранные и внутриклеточные); нейромедиаторных процессов (биосинтеза, высвобождения и рецепторного связывания большинства нейромедиаторов в ЦНС); корково-подкорковых и межполушарных взаимосвязей, определяющих сдвиги в межполушарном обмене информацией и, соответственно, изменения когнитивных функций; кровоснабжения мозга, связанные как с морфологическими изменениями сосудистой стенки в результате развития атеросклеротического процесса, так и с функциональными сдвигами на почве дисбаланса в активности регуляторных систем, ответственных за поддержание оптимального тонуса сосудов.

В то же время следует подчеркнуть, что изучение далеко не всех из упомянутых механизмов старения мозга нашло свое адекватное отражение в клинической практике. Возрастные изменения нейромедиаторных систем давно уже стали объектом направленного фармакологического воздействия.

Нейрометаболическая фармакотерапия

Сегодня достаточно хорошо разработаны принципы и схемы фармакотерапии, например депрессивных состояний в старости с помощью селективных ингибиторов обратного захвата серотонина и норадреналина, болезни Альцгеймера — с помощью ингибиторов холинэстеразы и т. д. В то же время обоснование подходов к лечению заболеваний ЦНС в старости с помощью средств нейрометаболической фармакотерапии, направленной, прежде всего, на коррекцию внутриклеточных обменных нарушений, сопряженных с возрастом (ослабление биосинтеза белка, энергообеспечения клетки, ее пластических функций, структурно-функциональные изменения нейрональных мембран и т.д.) получило свое развитие только в самое последнее время и все еще остается недостаточно разработанным. В связи с этим необходимо помнить, что вышеупомянутые изменения нейрометаболических и нейромедиаторных процессов, а также кровоснабжения мозга, переработки и обмена информацией очень тесно сопряжены между собой. Поэтому в идеале нейрофармакологическое средство, применяемое для коррекции возрастных нарушений ЦНС и лечения возрастзависимой патологии мозга должно обладать комплексным, полипатогенетическим воздействием на все звенья их развития (или, по крайней мере, на большинство из них). Именно таким уникальным механизмом действия обладают ноотропные средства, о чем речь подробнее пойдет ниже.

Таким образом, под нейрометаболической фармакотерапией в целом следует понимать направленное комплексное фармакологическое воздействие на различные звенья обменных процессов в мозге, изменяющихся в процессе старения (а также при воздействии любого стрессового фактора физического, химического, биологического или социального характера), и лежащих в основе развития возраст- или стрессзависимой патологии.

Основными целями нейрометаболической фармакотерапии в гериатрии являются:

  • своевременная коррекция возрастных нарушений метаболических процессов в мозге;
  • профилактика развития возрастзависимых неврологических и психических заболеваний;
  • повышение адаптационно-компенсаторного потенциала ЦНС.

В соответствии с упомянутыми целями в качестве базовых принципов нейрометаболического медикаментозного воздействия в пожилом и старческом возрасте следует назвать:

  • комплексность воздействия;
  • минимизация полипрагмазии;
  • широта дозового диапазона применяемых средств;
  • использование средств с минимально изменяемыми у лиц пожилого возраста фармакодинамическими и фармакокинетическими характеристиками;
  • безопасность фармакотерапии;
  • возможность достижения фармакопрофилактического (геропротекторного) эффекта.

Следует сразу же подчеркнуть, что вышеперечисленным достаточно жестким принципам на практике отвечает весьма ограниченный круг препаратов нейротропного типа действия. Ведущее место среди них принадлежит ноотропам.

Согласно определению ВОЗ, ноотропы — это средства, оказывающие прямое активирующее влияние на обучение, улучшающие память и умственную деятельность, а также повышающие устойчивость мозга к агрессивным воздействиям — гипоксии, травмам, интоксикациям. В основе действия ноотропов на ЦНС лежат два принципиальных эффекта — влияние на интеллектуально-мнестические функции и церебропротекторный [9, 19]. Ноотропные препараты улучшают функции памяти, восприятия, внимания, мышления, ориентации, повседневную активность, т.е. именно те функции, которые в наибольшей степени подвержены возрастным нарушениям, являющимися своеобразным индикатором начала патологического процесса в ЦНС.

Важнейшим как в фармакотерапевтическом, так и в фармакопрофилактическом плане механизмом действия ноотропов является их влияние: на биосинтетические процессы в мозге, т. е. стимуляция процессов биосинтеза белковых структур в различных регионах ЦНС; на энергетические процессы в мозге, т. е. улучшение под их влиянием процессов энергообеспечения, тканевого дыхания, накопления макроэргических соединений; на нейромедиаторные процессы в мозге, т. е. нормализация нарушенного при различных негативных воздействиях баланса нейромедиаторов; на кровоснабжение мозга путем реализации защитного воздействия на сосудистую стенку, торможения реакции тромбообразования, нормализации вязкости крови и т. д. [9, 20].

Нетрудно заметить, что эффекты ноотропов направлены прежде всего на нормализацию процессов, лежащих в основе старения мозга и развития возрастзависимой патологии. Известно, что именно нарушение или ослабление процессов биосинтеза белка, аэробного гликолиза, системы функциональных взаимосвязей нейромедиаторных систем на фоне хронической ишемии в результате атеросклеротического поражения либо длительного функционального спазма мозговых сосудов являются фундаментом последующего развития конкретных нозологических форм [16]. Таким образом, уникальность ноотропов основана на сочетанном воздействии на различные звенья функционально-метаболических процессов в ЦНС и кровоснабжения мозга, на регулируемые этими процессами психосоматические и психоэмоциональные взаимоотношения и, разумеется, на все многообразие высших психических функций.

Результатом этого является наличие у ноотропов исключительно разнообразных фармакологических свойств, включающих мнемотропный, психостимулирующий, антиастенический, антидепрессивный, адаптогенный, вегето-сосудистый и целый ряд других эффектов, что определяет широту их терапевтического спектра, существенно превышающего сферу применения любых других нейро- и психотропных средств.

Классификация ноотропов

В соответствии с современной классификацией препаратов ноотропного типа действия они подразделяются на две основные группы:

  1. собственно ноотропные средства с преобладающим когнитивным действием (истинные ноотропы);
  2. ноотропоподобные средства комплексного типа действия (нейропротекторы).

Данное разделение представляется принципиально важным, поскольку позволяет дифференцировать препараты, у которых ноотропное действие является определяющим в их спектре клинической эффективности, от препаратов, у которых когнитивный эффект является либо одной из составных частей их фармакологической активности, либо следствием их первичного влияния на мозговой кровоток и стенку церебральных сосудов.

К истинным ноотропам относятся: рацетамовые производные нейрометаболического типа действия (пирацетам, анирацетам, оксирацетам, прамирацетам и др.); холинергические средства, влияющие на различные звенья холинергической нейротрансмиссии в мозге: синтез и высвобождение ацетилхолина (холина хлорид, фосфатидилсерин, ацетил-L-карнитин и др.), ингибирование ацетилхолинэстеразы (физостигмин, амиридин, галантамин и др.), связывание с холинорецепторами (оксотреморин, бетанехол); нейропептиды и их аналоги (АКТГ, вазопрессин, соматостатин и др.); вещества, влияющие на систему возбуждающих аминокислот (мемантин, нооглютил и др.).

К средствам нейропротекторного типа действия относятся: вазотропные средства с ноотропным компонентом действия (винпоцетин, ницерголин, нимодипин, циннаризин, нафтидрофурил и др.); антиоксиданты (мексидол, атеровит и др.); ГАМК-эргические средства (гаммалон, пантогам, пикамилон, фенибут и др.); вещества из различных групп (церебролизин, препараты гинкго, этимизол и др.).

Как видно из приведенной классификации, современный спектр ноотропных препаратов характеризуется чрезвычайным разнообразием, что ставит перед практическим врачом непростую задачу адекватного и обоснованного выбора конкретного препарата для лечения той или иной формы патологии и конкретного больного.

В настоящее время выбор ноотропных препаратов на отечественном фармацевтическом рынке достаточно обширен. Среди них — и классические, или истинные ноотропы — рацетамовые производные, представленные различными препаратами пирацетама и прамирацетама, а также производные гамма-аминомасляной кислоты (ГАМК) — Аминалон, Пикамилон, Ноофен; и препараты преимущественно вазотропного типа действия, но с наличием более или менее выраженного ноотропного компонента (препараты винпоцетина, ницерголина, нимодипина, нафтидрофурила и др.). В то же время на нем представлены и такие препараты, которые, вследствие своеобразия свойственных им клинико-фармакологических эффектов и исключительной широты терапевтического действия, затруднительно безоговорочно включить в какие-либо классификационные схемы ноотропных средств. К ним следует отнести такие препараты, как Инстенон, Актовегин и, в определенной мере, Энцефабол.

Следует сразу же подчеркнуть, что Инстенон и Актовегин не имеют аналогов в отечественной клинической практике — ни с точки зрения своих механизмов действия и клинической эффективности, ни с точки зрения сферы своего практического применения. Исходя из ряда клинико-фармакологических характеристик, это утверждение в известной мере справедливо и для Энцефабола. Однако наиболее важно то обстоятельство, что эффекты упомянутых препаратов существенно выходят за рамки собственно ноотропного или вазотропного действия и наиболее полно и всеобъемлюще соответствуют понятию «нейрометаболическая фармакотерапия» [14], являясь оптимальным инструментом фармакологической коррекции возрастных изменений мозга. Но сначала — краткое отступление.

В последние десятилетия развитие фармакологии ноотропных средств шло по двум принципиальным направлениям. Одним из них стало создание комплексных препаратов, позволяющих в максимальной степени использовать все разнообразие фармакологических эффектов, характерных для этих средств и, тем самым, существенно оптимизировать их клиническое применение и избежать вынужденной полипрагмазии при применении монокомпонентных препаратов ноотропов. Вторым ведущим направлением в разработке и внедрении новых ноотропных средств явилось стремление к максимальному использованию при их создании природных компонентов, что позволило существенно повысить безопасность проводимой терапии и расширить спектр клинического применения таких препаратов.

Инстенон — поликомпонентный препарат

Итогом развития упомянутых направлений и стало создание и внедрение в практику препаратов Инстенон (первое направление) и Актовегин, а также, отчасти, Энцефабол (второе направление). Анализу их механизмов действия и сферы клинического применения посвящена обширная литература [1, 4, 5, 7, 8]. Поэтому постараемся подробнее осветить менее известный аспект — возможности их применения в качестве гериатрических средств и геропротекторов в рамках нейрометаболической фармакотерапии.

Главное отличие Инстенона от других препаратов ноотропного ряда и одновременно фундамент его клинической эффективности — это поликомпонентность состава. Инстенон состоит из трех компонентов различного механизма действия, одновременно и целенаправленно оказывающих выраженное интегральное влияние на различные звенья патогенеза разнообразных патологических состояний, в основе которых лежат процессы ишемии, гипоксии и связанные с ними нейрометаболические сдвиги как в нейрональных структурах головного мозга, так и в периферических органах (миокард, бронхиальный аппарат и др.).

В состав Инстенона входят этамиван (нейростимулятор структур лимбико-ретикулярного комплекса), гексобендин (стимулятор анаэробного гликолиза и регулятор мозгового и кардиального кровотока) и этофиллин (корректор сократительной функции сердца и обменных процессов в миокарде) [5]. Действие Инстенона является классическим примером политопного фармакологического эффекта. Данный препарат влияет: на обмен веществ в головном мозге, миокарде, сосудистом русле; на центральные регуляторные механизмы вегетативных функций; на механизмы ауторегуляции сосудистого русла. В итоге, объектом воздействия Инстенона становятся все звенья патофизиологического цикла нарушений гомеостаза ишемической, токсической, инфекционной, травматической и другой природы.

В то же время нетрудно заметить наличие целевого влияния Инстенона на ведущие механизмы старения мозга. Как известно, именно возрастным изменениям лимбико-ретикулярных структур в настоящее время придается особое значение в развитии возрастных нарушений когнитивных функций и эмоциональной сферы, в свою очередь являющихся фундаментом для манифестации инволюционных деменций и депрессивных расстройств в пожилом и старческом возрасте [3, 16, 21]. Активация реакций анаэробного гликолиза является важнейшим адаптационным механизмом, способствующим поддержанию необходимого уровня энергообеспечения нейронов, сохранению целостности клеточных мембран в условиях ишемии и гипоксии, неизбежно в той или иной степени отмечающихся в головном мозге в старости на почве атеросклеротического поражения мозговых сосудов [16]. Наконец, коррекция сократительной функции миокарда и метаболизма миокардиоцитов служит одним из определяющих факторов поддержания адекватного уровня мозгового кровотока [11].

Таким образом, Инстенон не только оказывает регулирующее и нормализующее действие на основные патогенетические звенья развития различных заболеваний ЦНС, но и предотвращает прогрессирование типичных возрастных изменений мозга, т.е. проявляет комплексный фармакотерапевтический и фармакопрофилактический эффект. Именно поэтому Инстенон с полным правом может быть отнесен к препаратам нейрогеропротекторного типа действия.

Важнейшим практическим следствием из сказанного является особая эффективность Инстенона в острой стадии ишемического инсульта в пожилом и старческом возрасте. Применение данного препарата, в отличие от большинства других ноотропных и вазотропных средств, позволяет одновременно:

  • эффективно осуществлять нейропротекцию в зоне «ишемической полутени» (т.е. защиты нейронов в окружающей ишемический очаг зоне) — одно из стратегических направлений профилактики и ограничения неврологического дефекта;
  • обеспечивать профилактику оксидантного стресса в пораженных тканях мозга;
  • поддерживать белоксинтетическую функцию нейронов [6, 7].

Таким образом, при применении Инстенона обеспечивается нейропротекторное действие в отношении наиболее уязвимых в возрастном плане метаболических путей, лежащих в основе патогенетических механизмов острой ишемии мозга.

Аналогично, при дисциркуляторной энцефалопатии и сосудистой деменции назначение Инстенона позволяет решить важнейшую клиническую задачу — торможение развития сосудистых и когнитивных нарушений, прогрессирования явлений органического поражения мозга, развивающихся в тесной связи с возрастными нейрометаболическими изменениями.

В этой связи возможно несколько под другим углом зрения оценить клиническую эффективность Инстенона. Очевидно, что эта эффективность при лечении данным препаратом различных форм цереброваскулярной патологии (ишемический инсульт, дисциркуляторная энцефалопатия), сосудистой и смешанной форм инволюционных деменций [7, 8], т. е. основных показаний к назначению Инстенона, определяется не только собственно патогенетическим фармакотерапевтическим воздействием, но и одновременно интегральным нейропротекторным фармакопрофилактическим эффектом в отношении ведущих механизмов старения мозга. Таким образом, действуя на ЦНС как бы на двух уровнях, Инстенон обладает уникальными (и еще не полностью оцененными) возможностями для применения в гериатрической практике как инструмент направленной медикаментозной коррекции старения мозга и развития возрастзависимой патологии.

Выпуск Инстенона в различных лекарственных формах (для парентерального и перорального применения) позволяет эффективно сочетать внутривенные инъекции препарата (в острой и подострой стадиях инсульта) с пероральным приемом (драже) в восстановительном периоде после инсульта и при хронических формах цереброваскулярной патологии, что существенно повышает возможности достижения комплайенса в гериатрической практике.

Регуляторное действие Актовегина

Не меньший интерес в данном отношении представляет и Актовегин.

Актовегин занимает совершенно особое место в современной фармакологии и фармакотерапии благодаря своему составу, механизмам действия и терапевтическим возможностям. Данный препарат представляет собой высокоочищенный депротеинизированный гемодиализат, полученный из крови телят, т.е. содержит только физиологические компоненты — аминокислоты, олигопептиды, нуклеозиды, олигосахариды, гликолипиды, электролиты и микроэлементы. Основой действия Актовегина является активация аэробного обмена за счет улучшения транспорта глюкозы и поглощения кислорода тканями [1, 2]. В результате существенно повышаются базовые параметры, характеризующие энергетический потенциал клетки (синтез АТФ, активность ферментов окислительного фосфорилирования, щелочной и кислой фосфатаз и др.). Особенно важно подчеркнуть регуляторный, нормализующий аспект действия Актовегина, т.е. его эффекты наиболее выражены при различных нарушениях метаболизма, в частности при ишемии и гипоксии тканей головного мозга, когда в полной мере проявляется его нейропротекторное действие [1, 6, 14].

Анализируя особенности универсального поликомпонентного действия Актовегина на организм и, прежде всего, на ЦНС, обращает на себя внимание его влияние на фундаментальный нейрометаболический механизм старения мозга — нарушение энергообеспечения нейронов, лежащий в основе последующих сдвигов в белоксинтетических, нейромедиаторных, нейротрофических и других процессах, определяющих динамику и выраженность возрастных изменений и развития возрастзависимой патологии. Таким образом, для Актовегина, также как и для Инстенона, характерно наличие выраженного нейрогеропротекторного потенциала. В то же время механизмы нейрометаболического действия этих двух препаратов принципиально различны. Если Актовегин стимулирует аэробные процессы энергообеспечения в клетках, то Инстенон влияет на анаэробный гликолиз при функциональной недостаточности аэробных реакций в условиях дефицита кислорода. В итоге, Инстенон и Актовегин оптимальным образом дополняют друг друга с точки зрения их регуляторного влияния на процессы мозгового метаболизма.

Подобное взаимодополнение также отмечается и при анализе цереброваскулярных эффектов данных средств. Если Инстенон оказывает преимущественно прямое гемодинамическое стимулирующее действие, то Актовегин за счет своего антигипоксического эффекта способствует улучшению микроциркуляции и восстановлению капиллярной сети, т.е. влияет на процессы капиллярного кровообращения, в наибольшей степени нарушающихся в процессе старения [11].

Среди исключительного разнообразия областей применения Актовегина важнейшее место занимает гериатрия. Актовегин (так же, как и Инстенон) играет ведущую роль в лечении возрастзависимой патологии и, прежде всего, различных форм цереброваскулярных заболеваний (ишемический инсульт, дисциркуляторная энцефалопатия) и инволюционных деменций. Клинический опыт совместного применения Актовегина и Инстенона при вышеупомянутых формах патологии убедительно свидетельствует об их высокой эффективности в пожилом и старческом возрасте, в т.ч. и при тяжелых клинических формах цереброваскулярной патологии в условиях реанимации, когда разнонаправленное комплексное нейрометаболическое действие является жизненно необходимым [1]. В то же время роль фармакопрофилактического потенциала этих средств для торможения возрастных изменений метаболизма и кровоснабжения мозга как основы последующего развития тех или иных заболеваний еще в полной мере не осознана практическими врачами. Вместе с тем, комплексное, разнонаправленное действие Актовегина и Инстенона на ЦНС предоставляет возможность уникального комбинирования двух нейрогеропротекторов и открывает широкие возможности разработки различных терапевтических и профилактических курсов их применения у лиц пожилого и старческого возраста. Наличие исключительного разнообразия лекарственных форм Актовегина (11, в т.ч. ампулы и раствор для инъекций, драже форте, мазь, крем, гель, глазной гель) позволяет эффективно сочетать их в зависимости от характера патологии и индивидуальной реакции пациента. Также необходимо подчеркнуть полное соответствие этих препаратов вышеупомянутым базовым принципам нейрометаболической фармакотерапии в старости, в частности очень высокий уровень безопасности и минимальный потенциал межлекарственного взаимодействия, что еще более расширяет рамки их практического использования.

Перспективный нейрогеропротектор Энцефабол

Отдельного упоминания при анализе средств медикаментозной коррекции обменных процессов в мозге при старении заслуживает препарат Энцефабол. Хотя по формальным критериям Энцефабол относится к нейропротекторам антиоксидантного типа действия и действительно обладает выраженным антиоксидантным потенциалом, по своим клинико-фармакологическим эффектам в частности по выраженности своего влияния на интеллектуально-мнестические функции, данный препарат приближается к истинным ноотропам (рацетамовым производным и холинергическим средствам). Такое своеобразие действия Энцефабола определяют присущие только этому препарату фармакологические особенности и показания к клиническому применению.

Активное действующее вещество Энцефабола — пиритинол. По своей химической структуре он близок к пиридоксину (витамину В6), являясь по сути его удвоенной молекулой, но обладает отличными от пиридоксина фармакологическими эффектами.

Важнейшей стороной действия Энцефабола является повышение энергетического потенциала нейронов путем стимуляции транспорта глюкозы и накопления макроэргических фосфатов — основного субстрата энергетического обеспечения нервных клеток [4, 18], а также наличие мембранопротекторного антиоксидантного эффекта — защиты нейронов от повреждающего действия образующихся при ишемии свободных радикалов [18].

Кроме того, данный препарат принимает непосредственное участие в белоксинтетических процессах в нервных клетках, в частности, в процессах биосинтеза информационной РНК [4, 18]. Возможно, что данный механизм играет важную роль в реализации мнемотропных эффектов Энцефабола, т.е. его влиянии на различные виды памяти, а также в улучшении пластических процессов в ЦНС. Важно отметить, что упомянутые эффекты Энцефабола реализуются в первую очередь в лимбико-ретикулярном комплексе. Очевидно, что Энцефабол, активируя ретикулярную формацию, существенно повышает функциональную активность головного мозга, т.е. является достаточно мощным нейродинамиком.

Значительную роль в реализации нейродинамических эффектов Энцефабола играет также его стимулирующее воздействие на холинергическую нейромедиацию (активация биосинтеза и синаптического высвобождения ацетилхолина).

В итоге, Энцефабол обладает своеобразным нейрометаболическим геропротекторным эффектом, непосредственно воздействуя на ведущие механизмы старения мозга:

  • нарушение энергообеспечения нейронов;
  • повышение активности оксидантной системы и образование нейротоксических свободных радикалов;
  • ослабление белкового синтеза в нейронах;
  • ослабление холинергической нейромедиации.

Все вышеперечисленные механизмы одновременно являются ключевыми в развитии возрастных нарушений когнитивных функций и старческих деменций, а также усугубляют негативные последствия цереброваскулярной патологии, в т.ч. симптомы неврологического дефицита. Поэтому не случайно Энцефабол занял значимое место в комплексной терапии упомянутых заболеваний. При этом его действие, отличное от Инстенона и Актовегина, позволяет эффективно сочетать лечение всеми тремя препаратами в рамках нейрометаболической фармакотерапии таких форм возрастзависимой патологии, как дисциркуляторная энцефалопатия, деменции сосудистого и смешанного генеза, а также в реабилитационном периоде ишемического инсульта [4, 18]. Энцефабол способствует нормализации регуляторных процессов, повышению тонуса коры головного мозга, что в свою очередь способствует повышению активности пациентов пожилого и старческого возраста, концентрации внимания, зрительно-моторной координации, жизненной активности и, в итоге, полноценной реализации их социальной функции. Следует подчеркнуть необходимость достаточно длительного (1,5-2 месяца) приема препарата для достижения оптимального клинического эффекта.

В то же время фармакопрофилактический потенциал Энцефабола как перспективного нейрогеропротектора остается, по существу, не изученным и, соответственно, не востребованным. Однако, исходя из спектра действия данного препарата (и в эксперименте, и в клинике), есть веские основания предполагать целесообразность его использования в упомянутом качестве, прежде всего как инструмента профилактики возрастных нарушений когнитивных функций, особенно учитывая высокий уровень его безопасности и практическое отсутствие побочных эффектов.

В заключение необходимо подчеркнуть, что понятие «нейрометаболическая фармакотерапия» еще не стало общепринятым и, тем более, общеупотребительным в современной клинической практике, хотя и является более обширным по смыслу, чем «ноотропная терапия». Вместе с тем, именно в геронтологии и гериатрии нейрометаболическая фармакотерапия должна стать основой направленной фармакологической регуляции и профилактики старения мозга и возрастзависимых заболеваний ЦНС. Для этого уже существует арсенал эффективных лекарственных средств. Решением вопросов методологии их применения и оптимального сочетания при различных формах патологии с учетом возрастного фактора определяется будущее одного из самых перспективных разделов клинической фармакологии и фармакотерапии.

Литература

  1. Актовегин. Новые аспекты клинического применения. — М., 2002. — 280 с.
  2. Бояринов Г.А., Пенкнович А.А., Мухина И.В. Метаболические эффекты нейротропного действия актовегина в условиях гипоксии // Эксп. и клин. фармакол. — 1999. — № 2. — С. 61-63.
  3. Бурчинський С.Г. Старіння мозку та вікова патологія: від фармакології — до фармакотерапії // Вісник фармакол. фарм. — 2002. — № 1. — С. 12-17.
  4. Бурчинский С.Г. Энцефабол: актуальные аспекты клинического применения // Здоров’я України. — 2003. — № 18. — С. 13.
  5. Бурчинский С.Г., Михнев И.А. Препарат Инстенон: клинико-фармакологическая оценка и его место в ряду ноотропных средств // Здоров’я України. — 2003. — № 8. — С. 18-19.
  6. Віничук С.М. Мозковий інсульт. — К., 1998. — 52 с.
  7. Інстенон в терапії захворювань нервової системи. — К., 1999. — 143 с.
  8. Інстенон — досвід застосування в психіатричній практиці. — К., 2002. — 44 с.
  9. Ковалев Г.В. Ноотропные средства. — Волгоград : Нижне-Волжское кн. изд., 1990. — 368 с.
  10. Коваленко В.М., Криштопа Б.П., Корнацький В.М. Проблема здоров’я та оптимізації медичної допомоги населенню України. — К., 2002. — 202 с.
  11. Коркушко О.В., Лишневская В.Ю., Чижова В.П. Роль системы микроциркуляции в развитии тканевой гипоксии у людей пожилого возраста // Фізіол. журн. — 2002. — т.48, № 2. — С. 145-147.
  12. Крыжановский Г.Н., Карабань И.Н., Магаева С.В. и др. Болезнь Паркинсона. — М. : Медицина, 2002. — 335 с.
  13. Кузьменко В.М. Распространенность и некоторые особенности профилактики цереброваскулярных заболеваний у лиц разного возраста // Пробл. старения и долголетия. — 2001. — т.10, № 4. — С. 401-409.
  14. Нейрометаболическая фармакотерапия. — М., 2000. — 53 с.
  15. Пирожков С.И., Сафарова Г.Л. Тенденции старения населения России и Украины: демографические аспекты // Успехи геронтол. — 2000. — № 4. — С. 14-21.
  16. Старение мозга / Под ред. В.В.Фролькиса. — Л.: Наука, 1991. — 277 с.
  17. Фролькис В.В., Безруков В.В., Кульчицкий О.К. Старение и экспериментальная возрастная патология сердечно-сосудистой системы. — К. : Наукова думка, 1994. — 248 с.
  18. Энцефабол. Аспекты клинического применения. — М., 2001. — 79 с.
  19. Edelberg H.K., Wei J.I. The biology of Alzheimer’s disease // Mech. Ageing & Develop. — 1996. — v.91. — P. 95-114.
  20. Psychopharmacotherapy in the Elderly / Ed. by M.Bergener & M. Tropper. — N.Y. : Springer, 1993. — 460 p.
  21. Wesnes K.A, Harrison J.E. The evaluation of cognitive function in the dementias: methodological and regulatory considerations // Dialogues Clin. Neurosci. — 2003. — v.5. — P. 77-88.