Слава Україні!

Основная мишень – качество жизни

Основная мишень – качество жизни

Проблема менопаузы из года в год становится все более и более актуальной. И вызвано это, с одной стороны, увеличением средней продолжительности жизни населения планеты, а с другой — изучением вопросов, связанных со старением человеческого

Подготовила Галина Липелис

Проблема менопаузы из года в год становится все более и более актуальной. И вызвано это, с одной стороны, увеличением средней продолжительности жизни населения планеты, а с другой — изучением вопросов, связанных со старением человеческого организма, в частности женского, с появлением определенных возможностей для коррекции возрастных нарушений, замедления биологических процессов старения. Накопление знаний в этой области медицины идет очень интенсивно, одни клинические исследования сменяются другими, их результаты становятся темой для жарких дискусcий медицинской общественности, обсуждаются все «за» и «против» медикализации климакса.

Сегодня наша беседа о современных методах коррекции климактерических нарушений с заведующей отделом эндокринной гинекологии Института педиатрии, акушерства и гинекологии АМН Украины, доктором медицинских наук, профессором Татьяной Феофановной Татарчук.

— Проблема здоровья пожилых людей — это в значительной степени проблема здоровья женщин соответствующей возрастной категории. В нашей стране среди жителей старше 60 лет на 100 мужчин приходится 205 женщин. Поэтому одна из приоритетных задач как в нашей стране, так и в большинстве развитых стран мира — забота о здоровье женщин пожилого возраста.

Определенным рубежом в инволюции женского организма является утрата репродуктивной функции, что сопровождается дефицитом эстрогенов и приводит к целому ряду изменений в организме. Это связано с тем, что половые гормоны обеспечивают не только репродуктивную функцию женщины, но и процессы обмена веществ во всех органах и системах. К наиболее частым явлениям, сопровождающим возрастную недостаточность женских половых гормонов, относятся расстройства вегетативной и центральной нервной системы, атрофические изменения кожных и слизистых покровов, следствием чего становятся урогенитальные хронические воспалительные заболевания, дерматиты и т.д. Дефицит эстрогенов может привести к серьезным метаболическим нарушениям с последующим развитием сердечно-сосудистой и эндокринной патологии (например, сахарного диабета 2 типа), остеопорозу (эстрогены непосредственно участвуют в ремоделировании костной ткани, тормозят ее резорбцию), болезни Альцгеймера и др. Естественно, патогенетическим методом профилактики и лечения эстроген-дефицитных состояний является именно возмещение дефицита эстрогенов в организме женщины, что теперь возможно двумя способами: методом замещения гормонов (заместительная гормональная терапия) и влияя собственно на активность рецепторов (эстроген рецептор активирующая терапия).

— Это общепризнанно или же существуют разногласия относительно целесообразности возмещения дефицита гормонов с целью коррекции климактерических нарушений?

— Еще 5–7 лет назад этот вопрос активно дискутировался, но на сегодняшний день ЗГТ признана золотым стандартом в коррекции вегето-сосудистых климактерических нарушений. И эта мысль звучит на всех мировых конгрессах и симпозиумах. Наиболее обсуждаемый вопрос в рамках этой темы — индивидуализация терапии. И, на мой взгляд, здесь есть два момента, заслуживающих особого внимания, — грамотный выбор препарата для коррекции гормонального гомеостаза и систематическое врачебное наблюдение, включающее тщательное первичное обследование и последующий мониторинг. Соблюдение этих условий врачом-клиницистом позволяет женщине как можно дольше оставаться молодой, привлекательной и энергичной, не подвергаясь при этом дополнительному риску.

— Какова роль каждого из участников лечебного процесса, и врача, и пациента?

— Думаю, не стоит много говорить о том, что врач должен обладать высоким уровнем профессионализма, это само собой разумеется. В свете новых представлений о ведении лечебного процесса большое внимание уделено позиции самой пациентки. Она должна быть образована, точнее адекватно информирована по вопросам климактерических нарушений, то есть понимать, что происходит в ее организме, чем вызваны патологические состояния, какие возможны методы их коррекции, и принимать наравне с врачом решение о выборе терапии.

Первоочередная задача специалиста — рассказать пациентке все медицинские аспекты климактерических нарушений, разъяснить достоинства и недостатки существующих методов лечения и профилактики климактерических нарушений, а женщина должна решить, готова ли она использовать предоставленные ей возможности. Следующим этапом становится подбор препарата индивидуально для каждой женщины с учетом ее жалоб, состояния сердечно-сосудистой системы, гинекологического статуса, онкологического анамнеза и т.д.

— Почему такое большое внимание уделяется индивидуализации терапии?

— Дело в том, что лет 50 назад, когда только появились первые препараты для ЗГТ, их назначали всем подряд, без учета индивидуальных особенностей, что зачастую приводило к осложнениям. По мере развития этого фармакотерапевтического направления накапливались знания и опыт по применению ЗГТ. И сегодня принято рассматривать две основные группы рисков, связанных с приемом женских половых гормонов, — онкопатология и тромбоэмболические осложнения. Очень важно подчеркнуть, что когда мы говорим об онкориске, подразумеваем увеличение риска рака молочной железы, поскольку частота развития рака других локализаций, например желудка или толстой кишки, на фоне приема ЗГТ, наоборот, достоверно снижается. Кроме того, исследования, в которых пациентам назначали препараты, содержащие только эстрогены, то есть без гестагенного компонента, вообще не приводили к повышению риска рака молочной железы.

— Но ведь гестагены — своеобразная защита эндометрия, далеко не всем пациенткам показана монотерапия эстрогенами.

— Безусловно, и поэтому мировая фармацевтическая промышленность, известные компании, создающие препараты для медикализации климактерия, ведут разработки в двух направлениях: усовершенствование гестагенного компонента, то есть повышение селективности его действия, и создание принципиально новой группы препаратов, получивших название тканеселективных регуляторов эстрогеновой активности (STEAR — Selectiv Tissue Estrogenic Activity Regulator).

Таким образом, на сегодняшний день клиницисты располагают тремя методами для ведения пациенток с климактерическими нарушениями. Два из них — собственно ЗГТ — моноэстрогены показаны после гистерэктомии, комбинированные (эстроген и гестаген) препараты назначают женщинам с сохраненной маткой. Спектр последних средств достаточно широк, основное их отличие заключается в различии свойств гестагенного компонента, что позволяет индивидуально подбирать препарат в зависимости от состояния молочных желез, биохимических показателей крови, наличия гипо- или гиперандрогении. И третья группа — препараты эстроген рецептор активирующей терапии — класс STEAR, которые регулируют метаболизм гормонов в тканях и могут назначаться как при хирургической, так и при естественной менопаузе.

— В чем основное отличие тканеселективных регуляторов эстрогеновой активности от других препаратов для ЗГТ?

— При тщательном изучении механизма действия тиболона, как первого представителя класса STEAR, показано, что он вызывает активацию эстрогенных рецепторов посредством двух его 3-ОН метаболитов. В эндометрии образуется 4-дельта метаболит, обладающий прогестагенной активностью, а в молочных железах действие тиболона направлено на снижение локальной продукции эстрогенов. Последнее представляет большой интерес в плане сохранения диагностической ценности такого скринингового метода обследования молочной железы с целью выявления патологии на доклинической стадии, как маммография, ибо при его применении не отмечается изменений маммографической плотности, к повышению которой может приводить длительное применение препаратов классической ЗГТ. Это позволяет отдавать предпочтение этому препарату при лечении пациенток, предрасположенных к дисгормональным заболеваниям молочных желез. Кроме того, прием данного препарата не вызывает нагрубания и болезненности молочных желез. Это важно не только с точки зрения его безопасности, но и для формирования приверженности проводимой терапии.

— А с точки зрения клинической эффективности, как можно оценить STEAR?

— Было достоверно подтверждено, что тиболон эффективен в отношении вегето-сосудистых и урогенитальных симптомов климакса, позволяет предотвратить деструкцию костной ткани. И при этом практически не вызывает менструальноподобных кровотечений. Есть еще один интересный аспект применения тиболона, он обладает мягким андрогенным эффектом, что имеет значение для коррекции настроения и качества сексуальной жизни пациенток в случае, когда имеются гипоандрогенные состояния.

Известно, что при физиологическом течении климакса наступает период относительной гиперандрогенемии, развивающейся на фоне снижения продукции эстрогенов яичниками. Это состояние, как правило, сопровождается абдоминальным ожирением, повышением агрессивности, аппетита, либидо и т.д. Безусловно, в таких случаях показаны препараты с антиандрогенным эффектом.

Однако темп современной жизни, состояние хронического стресса зачастую приводят к тому, что эндокринная функция надпочечников угасает так же быстро, как и яичников, т.е. адренопауза наступает одновременно с менопаузой, развивается гипоандрогенное состояние, проявляющееся астенией и апатией, образно говоря, утратой жизненной энергии. Тиболон, назначенный таким пациенткам, помогает им вернуть вкус к жизни, почувствовать себя более активными, энергичными.

— Но это уже, наверное, можно отнести к критериям оценки качества жизни.

— Совершенно верно. Какой смысл мы вкладываем в это понятие? По сути, качество жизни, это — способность получать удовольствие от жизни, умение ей радоваться.

На самом деле, климакс — физиологическое состояние, а не неизлечимое заболевание, от него не умирают. Климакс просто «жить не дает» так, как хочется, и поэтому основная цель медикализации менопаузы — это сохранение качества жизни. Оказывая адекватную поддержку нашим пациенткам в этот особенно сложный период, мы помогаем им сохранить здоровье и работоспособность, оставаться привлекательными женщинами, любящими женами и заботливыми матерями и бабушками. А все это — неизменные составляющие женского счастья.