Слава Україні!

О наболевшем после взыскательного разговора

О наболевшем после взыскательного разговора

На очередном заседании элитарного клуба, успешно функционирующего под эгидой Украинского международного комитета по вопросам науки и культуры при НАН Украины, была проведена встреча журналистов с читателями. О состоявшейся встрече сообщалось в

Подготовила Эльвира Сабадаш, г. Киев

На очередном заседании элитарного клуба, успешно функционирующего под эгидой Украинского международного комитета по вопросам науки и культуры при НАН Украины, была проведена встреча журналистов с читателями.

О состоявшейся встрече сообщалось в печати и особо отмечалось, что непосредственное общение с читателями из среды ученых, представителей сферы образования, докторами наук и академиками — событие неординарное. Тон откровенного разговора на встрече, доброжелательного и в то же время несколько иронично-критического, удачно задал академик Ярослав Яцкив — инициатор проекта «Елітарна світлиця», снискавшего популярность и уважение ее постоянных участников и гостей. На заседаниях клуба выступали ученые, разрабатывающие проблемы в области медико-биологических исследований, пропагандировавшие наследие украинских научных школ: М. Гулой, П. Костюк, К. Сытник, А. Созинов, Ю. Кундиев, Г. Мацуки, С. Комиссаренко, А. Мойбенко, Д. Зербино, Л. Пыриг. Одно из заседаний было посвящено выдающемуся ученому — геронтологу и физиологу Владимиру Фролькису.

Примечательно, что среди вопросов, которые поднимались на упомянутой встрече, звучали призывы шире и критичнее продолжать в масс-медиа освещение нынешнего состояния медицины, организации здравоохранения, перспектив развития отечественной науки.

После этой встречи наш корреспондент беседовала с академиком АМН, членом-корреспондентом НАН Украины, заслуженным деятелем науки и техники, лауреатом Государственной премии Исааком Трахтенбергом. Его публицистические очерки по острым вопросам науки, профилактической медицины, токсикологии и экологии не раз публиковались на страницах нашей газеты.

— Исаак Михайлович, вы не только автор трудов по приоритетным проблемам токсикологии, гигиены и медицинской экологии, но и публицист, перу которого принадлежит ряд статей по принципиальным вопросам науки и здравоохранения. А что сейчас вас особенно волнует?

— Прежде чем ответить на этот и другие вопросы, хотел бы предложить, чтобы наш разговор носил абсолютно откровенный характер.

— Это было бы наиболее приемлемо.

— Так вот, именно в такой тональности поделюсь мыслями, которые меня наиболее занимают. И касаются они положения дел в практическом здравоохранении — о ситуации в науке я, как и многие мои коллеги, уже выступал в печати. Кстати, недавно президент Академии медицинских наук А. Ф. Возианов в интервью корреспонденту Укринформа осветил результаты деятельности ученых-медиков и те трудности, которые испытывает сегодня Академия. Касаясь проблем практической медицины, он особо подчеркнул, что необходимы и законодательные меры, и более внимательное отношение к медицине, и главное, куда большие средства. Президент подчеркнул, что правительство должно идти на это, иначе все остальное будет просто бессмысленным.

Представляется очевидным, что в отношении здравоохранения необходимы предметные и результативные меры, причем «сіtо», как пишут врачи на рецептах лекарств, они экстренно необходимы. Говорю об этом не с теоретических позиций. Не так давно я непосредственно столкнулся с некоторыми реалиями медицинского обслуживания в нашей родной столице.

— А о какой конкретно отрасли практической медицины идет речь?

— Об очень ответственной и сложной — инфекционных болезнях. Дело в том, что нынешней осенью внезапно заболел мой внук, только что успешно выдержавший вступительные экзамены в медицинский университет и пополнивший тем самым еще одну династию киевских медиков. Срочно потребовалась госпитализация в отделение нейроинфекций инфекционной клинической больницы. Забегая вперед, скажу, что работают там отличные специалисты — сотрудники Института эпидемиологии и инфекционных болезней им. Л. В. Громашевского, возглавляемого профессором Ольгой Петровной Сельниковой, энтузиастом своего дела, опытным ученым-бактериологом. Особо хотел бы отметить, что все они, особенно если принять во внимание, в каких условиях работают врачи этой клиники, размещенной в старом помещении монастырской лечебницы, заслуживают самых добрых слов и благодарности больных. Поздно вечером заведующая отделением Антонина Алексеевна Руденко срочно обследовала заболевшего и тут же его госпитализировала. Рано утром следующего воскресного дня приехал в клинику, чтобы осмотреть вновь поступивших, доктор Виктор Иванович Матяш. Сразу же, как принято в клинике в подобных случаях, включились в обследование сотрудники лабораторных подразделений. Клинико-лабораторными исследованиями здесь бессменно и успешно руководит известный в Украине специалист — профессор Любовь Леонтьевна Громашевская. В общем, коллеги-медики, работающие в Киевской инфекционной больнице, полностью оправдывают возложенную на них врачебную миссию. А вот что представляет собой столичная клиника — разговор особый. Скажу коротко. Моя жена Елена Медведь (возглавлявшая многие годы вирусологическую лабораторию городской СЭС, а еще раньше, после окончания института в 1954 году, работавшая в той же больнице) утверждает, что условия работы с того времени мало изменились. А ведь вопросы создания надлежащей базы для совершенствования лечения инфекционных больных продолжают оставаться исключительно важными.

— Этими вопросами, как я знаю, будучи министром много занимался Лев Иванович Медведь, и вы знаете об этом не понаслышке. Известно, что особое внимание он уделял здравоохранению столицы Украины. Неужели за прошедшие с того времени более пятидесяти лет в Киеве не могли построить современную инфекционную больницу? Тем более, что она — клиническая база головного профильного института.

— Вопрос совершенно резонный и его следует адресовать, прежде всего, нашим столичным властям. Помнится, были планы соорудить современную инфекционную больницу на территории нынешней больницы им. Калинина, несколько лет тогда пустовавшей, но планами все и ограничилось. Между тем, эта проблема требует неотложного решения. Инфекционный больной, по сути, беззащитен, и отсутствие современной больницы я бы назвал вопиющим безобразием на фоне строительного бума богатых организаций. Посудите сами. В Киеве, как грибы после дождя, возводятся здания административных учреждений, среди которых особо выделяются здания налоговых инспекций, комфортабельных банков, новоявленных коммерческих структур. А сколько денег налогоплательщиков ушло на сомнительные реконструкции многострадальных киевских площадей и установление весьма спорных по художественным достоинствам монументов! Очевидно, что со всеми этими новациями можно было повременить, поскольку когда заходит речь о насущных нуждах здравоохранения, то постоянно слышится один и тот же стереотипный ответ: «Нет денег. Строительство новейшей больницы очень дорого стоит». Увы, не разнообразят подобные объяснения и местные власти, игнорируя очевидное: нет ничего дороже здоровья человека, общественное здоровье бесценно.

— Вернемся к тому, о чем мы уже говорили: неужели столь неблагополучно обстоит дело с больничной помощью инфекционным больным?

— На этот вопрос более квалифицированно могла бы ответить профессор Жанна Ивановна Возианова — член-корреспондент АМН, заведующая кафедрой инфекционных болезней Национального медицинского университета. На Ученом совете Минздрава она справедливо говорила о катастрофической ситуации в отношении инфекционной заболеваемости в Украине, предлагала поднять этот вопрос на правительственном уровне. Примечательно, и это четко прозвучало в ее выступлении, что необходимость резко улучшить обслуживание инфекционных больных особенно остро назрела в Киеве. Я в полной мере ощутил это, когда при госпитализации внука потребовалось снабдить его набором постельных принадлежностей, необходимыми лекарствами. Такой ситуации в прошлом я не помню.

Сегодня, кстати, стало уже привычным все беды валить на минувшее, хотя подобный стереотип не выдерживает никакой критики. Я солидарен с Эдуардом Митницким, который в одной из недавних публикаций заметил, что «…будущее может случиться, только опираясь на прошлое. Традиция — это жизнь, которая была до нас». А традиция в медицине, как и в искусстве, и в литературе — думать прежде всего о человеке. В «Запоздалых заметках», которые вышли два года назад, я приводил слова Андре Моруа, который, говоря о близости медицины и литературы, точно подметил, что «оба они, врач и писатель, страстно интересуются людьми… Оба забывают о себе и о собственной жизни, всматриваясь в жизнь других». Такова традиция отечественной медицины еще со времен практики земских врачей. Большинство медиков стремятся ей следовать. Только вот созданы ли для этого надлежащие условия? Вопрос не риторический!

— А еще к чему вы хотели бы привлечь внимание?

— Как принято сегодня говорить в подобных случаях — хороший вопрос. А ответ мой, как это не покажется вам неожиданным, связан с деятельностью тех, кто представляет в нынешних масс-медиа медицинскую тематику, и не только, кстати, медицинскую. Дело в том, что на страницах массовых периодических изданий нашей свободной прессы публикуются разнообразные по содержанию и тональности статьи. А вот, что в них строго соответствует истине и требует действенной реакции, а что во многом — плод сомнительных «открытий» и сенсационных «новаций» — разобраться читателю зачастую не так просто. Почему же, хотя бы время от времени, не информировать читателя о резонансе на ту или иную важную статью? В ряде случаев можно засвидетельствовать и существенные итоги определенных публикаций. В общем, традицию информации читателей о том, что же изменилось или не изменилось в нынешних реалиях после обсуждения на страницах печати определенных событий, следовало бы возродить. Правда, кое-где, хотя и редко, я встречаю рубрику «Резонанс». Но куда чаще приходится констатировать, я даже вынес это определение в заголовок одной из своих статей, что результат выступления в газете можно расценивать как глас вопиющего в пустыне.

— В ряде публикаций я встречала сообщения и комментарии к информации о многолетних работах украинских медиков — гигиенистов и токсикологов — по проблемам медицинской экологии. Цикл, составленный из монографий и научных статей, опубликованных у нас и за рубежом о влиянии на здоровье человека антропогенных химических факторов окружающей и производственной среды, в частности тяжелых металлов, как известно, удостоен Государственной премии Украины. Что вы могли бы сказать об этих и других направлениях научных исследований в области профилактической медицины?

— Это большой вопрос, требующий принципиального разговора. Хочу напомнить, что я и мои коллеги — украинские гигиенисты и токсикологи — неоднократно выступали по отдельным аспектам данной проблемы, которая, несомненно, является приоритетной, особенно для Украины. Ибо медицинская экология — одна из важнейших составляющих теории и практики современной экологии. Показательно, что Президент страны в недавнем выступлении в Йоханнесбурге на саммите ООН говорил о том, что сегодня украинский парламент среди приоритетных проблем, которые следует решать в первую очередь, должен выделить наряду с социальными экологические проблемы.

Убежден, что так должно быть и при определении приоритетов в решении нынешних социально-медицинских проблем. «Будущее принадлежит медицине предупредительной» — эти многим хорошо знакомые слова принадлежат нашему мудрому предшественнику — хирургу Николаю Пирогову. Этим словам созвучно высказывание другого видного медика-гигиениста Федора Эрисмана, считавшего, что предупредительной медицине — гигиене — предстоит великое будущее. Оправдались ли надежды корифеев? Увы, утвердительно ответить на этот вопрос рискованно. С одной стороны, подобное утверждение вряд ли может быть воспринято как необоснованное. С другой, нельзя не согласиться с нашим светлой памятью почитаемым земляком и коллегой Николаем Амосовым, не раз обращавшим внимание на то, что сегодня под медициной понимают преимущественно лечение болезней. Хотя на словах постоянно провозглашается главенствование профилактики, но на деле это оказывается лишь риторикой, в лучшем случае, благим намерением.

Вы напомнили, действительно, цикл работ ученых, разрабатывающих один из важных аспектов медицинской экологии — гигиену и токсикологию соединений тяжелых металлов, получил Государственную премию. И это оправданно не только потому, что Всемирная организация здравоохранения отнесла их к числу глобальных загрязнителей окружающей среды. Дело в том, что, как показали наши экспериментальные и «натурные» исследования, в условиях Украины именно техногенные токсичные металлы, такие, скажем, как свинец, ртуть, кадмий, хром и другие, загрязняющие окружающую среду городов и промышленных предприятий, даже в небольших концентрациях оказывают неблагоприятное воздействие не только на работающих в определенных производствах, но и на население, особенно детей, женщин, пожилых людей, лиц с хроническими заболеваниями. Реализовать сегодня те меры в области практической медицины и экологии, которые мы научно обосновали по данной проблеме, важнейшая задача, способствующая сохранению общественного здоровья. К сожалению, значимость нынешних проблем медицинской экологии не всегда еще оценивается в должной мере, хотя все более представляется очевидной распространенность экологически обусловленных заболеваний. На Западе их относят к категории так называемых болезней цивилизации, поскольку они обусловлены антропогенным воздействием — вторичным следствием технического прогресса. Наиболее часто возникают нарушения здоровья под влиянием химических факторов окружающей и производственной среды. В частности, в биосфере постоянно растет содержание углекислоты, органических веществ, разнообразных химических аэрозолей. Наряду с вредными веществами, на здоровье человека воздействуют и такие техногенные факторы, как ионизирующее излучение, электромагнитные поля, шум, вибрация, продукты современных биотехнологий. Разумеется, в качестве ответной реакции на указанные воздействия в организме человека срабатывают защитные механизмы для адаптации к условиям среды, но их возможности не беспредельны. Поэтому и возрастают сегодня на фоне неблагоприятной экологической ситуации во многих регионах нашей страны и за ее пределами уровни и общей заболеваемости, и инвалидности, и смертности. То в одних, то в других местах внезапно возникают новые, ранее не встречавшиеся формы патологии. И хотя причудливо подчас звучат такие непривычные наименования, как болезнь Минамата (вследствие воздействия на организм человека метилртути), химическая черновицкая болезнь (предположительно, вследствие действия таллия), йоккаицкая астма (при загрязнении воздуха оксидами серы), бвк-астма (при воздействии аэрозоля белково-витаминного концентрата), болезнь Юшо (вызывается дифенилами). Все эти и подобные заболевания несомненно являются приметой XX века, от которого, увы, приняло столь тревожную эстафету новое столетие. Сегодня можно утверждать, что нарушение химического равновесия в среде обитания человека особенно негативно сказывается на группах населения повышенного риска — детях, беременных и кормящих женщинах, лиц с хроническими заболеваниями и старших возрастных групп. Здесь уместно сослаться на мнение о том, что значительный процент болезней, особенно детских, во многом обусловлен употреблением воды, качество которой катастрофически снижается. По данным, публикуемым у нас и за рубежом, содержание химических веществ в реках и морях, наряду с ухудшением санитарно-микробиологических показателей воды, нарастает так стремительно, что такая угроза для человека и водных экосистем чревата непрогнозируемыми последствиями. Не менее опасно и загрязнение атмосферного воздуха. Мои коллеги из Украинского научного гигиенического центра получили убедительные данные, свидетельствующие о том, что число проб городского воздуха с превышением ПДК составляет сегодня от 5 до 68%.

Что касается вопроса о дальнейшей разработке указанной тематики украинскими учеными, то здесь хотел бы отметить следующие конкретные результаты последних лет. Прежде всего, обобщены материалы экспериментов, позволившие установить закономерности комбинированного воздействия на организм человека экзогенных, особенно химических факторов. Завершен и издан коллективный труд «Основные показатели физиологической нормы у человека». Обоснована концепция диагностики и раннего выявления скрытых форм экологической патологии. Проводятся экспериментальные исследования возрастных особенностей реакций организма на токсическое воздействие. Активно разрабатываются альтернативные методы применительно к лекарственной токсикологии. Многие итоги этих исследований явились предметом дискуссий на научных съездах токсикологов в Киеве и фармакологии в Днепропетровске.

— Наконец, еще вопрос к вам, Исаак Михайлович. Я слушала на конгрессе по биоэтике ваш совместный с профессором В. Шумаковым доклад о разгуле доморощенного целительства, читала вашу с ним обстоятельную публикацию на эту тему во втором номере «Вісника НАН України», другие ваши публикации по данной проблеме в «ЗН» (название одной статьи — «Каждый век имеет свое средневековье» — запомнилось особо). А как обстоят дела сейчас? Действительно ли вы считаете ситуацию с распространением экстрасенсорной и биоэнергетической практики и нетрадиционного врачевания столь тревожной по своим возможным последствиям?

— Сразу же и коротко отвечу на второй вопрос: убежден, что последствия доморощенного целительства, спекулятивно облекаемого в такие определения, как «нетрадиционные», «альтернативные», «биоэнергетические», «экстрасенсорные», «парапсихологические» и другие по своим последствиям непрогнозируемые. Это — зомбирование сотен тысяч людей. А масштабы такого «целительства», к тому же безудержно рекламируемого в масс-медиа, приобрели просто невероятные размеры. Я бы не хотел повторять того, что уже писал по этому поводу. Поделюсь только несколькими суждениями.

Во-первых, рекламируя и помещая на страницах изданий сенсационные сообщения о чудесах, творимых целителями, многие журналисты начисто забыли или просто не знают, что подобные ситуации уже были и ранее, особенно в периоды, именуемые смутными. Хотел бы им напомнить, что мудрый писатель и врач Сомерсет Моэм высказал подобное суждение лаконично, но предельно точно: «Нынче в обществе растет интерес к многочисленным экстрасенсам и чудотворцам. Надеемся, что читателю полезно знать: все это человечество уже проходило». Еще раз повторюсь: это же полезно знать и авторам статей, пропагандирующим целителей и сомнительные новации нетрадиционного врачевания. А еще хотелось бы им напомнить, что слово не только лечит, но и, как говорили наши предшественники, слово ранит, слово убивает. Непредсказуемость и реальную угрозу подобного воздействия иллюстрируют данные доктора психологических наук В. Лебедева, о которых почему-то предпочитают умалчивать авторы упомянутых статей. А данные эти более чем убедительны. Для несведущих в вопросе об угрозе массового целительства они еще и красноречивы. Результаты наблюдений Лебедева, который провел специальное исследование, показали, что только после одного сеанса массового телевизионного целительства у 31% появились навязчивые движения головы и рук, у 11% — стойкая бессонница, головные боли, немотивированное чувство тревоги, у 3% — заметное снижение работоспособности. Особенно непредсказуемы и чреваты опасностью последствия подобного массового врачевания детей. По данным того же Лебедева, у 42% детей при обследовании было отмечено появление жалоб на ночные страхи и галлюцинации. У детей наблюдались также тяжелые истероидные реакции. Нужно ли комментировать эти данные? Разве что напомнить одну из первых гиппократовских заповедей: не навреди.

Во-вторых, думается, нет необходимости комментировать выдержки, которые я процитирую только из двух киевских газет, что с упорством, достойным лучшего применения, превозносят целительство как панацею от всех бед. Правда, мельчайшим шрифтом в одной из них («Здоровенькі були») редакция стыдливо заявляет, что «не несе відповідальність за зміст рекламних об’яв». А публикует, в сущности, не рекламное объявление, а на две полные полосы из номера в номер панегирик «знахаркам и спасительницам», например Ирине или Марфе, с подборкой выдержек из благодарственных писем, которые, по уверению редакции, тысячами приходят из Украины и стран ближнего зарубежья. Я процитирую некоторые из них.

— «Страдала бесплодием. После того, как Ирина вычитала меня под иконами, выкатала яйцом, сняла порчу и отрицательную энергию, я ощутила, что смогу еще познать радость материнства».

— «Знахарка Ирина, вылив на воск, сказала, что все эти годы я сплю на порче, которая зашита у меня в подушке… Все сожгли… А неделю спустя встретила будущего мужа. Забирает он меня в Америку».

— «В течение месяца забыла о грыже, избавилась от фибромиомы и лишнего веса, перестала страдать от приступов астмы».

— «Выкатала меня Ирина яйцом и посоветовала дома пить заговоренную воду и пользоваться ее фотографией… Я полностью здорова».

— «После индивидуальной встречи с целительницей Ириной нормализовался сахар в крови и прошли почечные колики. Пила заговоренную воду».

— «Диагноз — рассеянный склероз… С фотографией Ирины не расстаюсь, она дает мне силы, пью заряженную водичку. Врачи удивляются, что я пошла на поправку».

— «…Повністю зникла мастопатія грудної залози. Розсмоктався рубець на лівій руці, припинилися мігрені. І ще мій чоловік після того, як приклали йому до скроні заговорену фотографію, засинає одразу».

— «…Десь місяць лікувалася я вдома заговореною водою і фотографією Марфи. …виразки загоїлися, пройшли набряки».

— «…Благодаря заговоренной воде прошел геморрой, язва практически не беспокоит, у жены не скачет давление».

И в таком роде из номера в номер. Как писали Ильф и Петров о бессмертном Бендере, он «…не баловал любителей многообразием дебютов». Также и нынешние целители — бесконечно заряжают воду, фотографии, кремы, зубную пасту, почему-то с особой настойчивостью шампунь. Именно «энергитизированный шампунь», по утверждению небезызвестного Аллана Чумака (это уже в другой массовой газете, скромно заявляющей о себе, как о «лучшей газете Украины»), «восстанавливает сердечно-сосудистую систему» (?!), «спасает от депрессии и облысения». Далее следует информация о том, где и за какую сумму можно приобрести «продукцию» Аллана Чумака, и сообщение: «За время своих теле- и радиосеансов известный целитель Аллан Чумак помог примерно 150–160 миллионам человек». Не больше, не меньше. Впору ставить вопрос о закрытии медицинских учреждений, где диагностируют и лечат пациентов, и переходить на лечение по телевизору и радио! И все это преподносят читателям газет, выходящих неслыханными тиражами: одна около миллиона экземпляров, другая, как горделиво заявляется на первой странице, почти полмиллиона. Но мало того. В том же издании в каждом номере на последней странице помещают гороскоп с рубрикой «Медицина», где астролог дает на каждый день текущей недели свои «медицинские рекомендации». Вот только некоторые из них.

  • Показано лечение радикулита, почек, мочевыводящей системы и половых органов.
  • Показано лечение толстой кишки и половых органов. Не следует лечить зубы.
  • Показано лечение заболеваний почек, печени, крови, болей в области поясницы, бедер и тазобедренных суставов.
  • Не рекомендуется лечить болезни шеи, горла, зубов, щитовидной железы и эндокринной системы. Показано лечение заболеваний половых органов.
  • Можно лечить нарушения солевого обмена в организме, любые заболевания ног и суставов, особенно в области коленей.
Может быть, хватит?! Это же какую надо иметь астрологическую фантазию, чтобы выдумывать подобное! А ведь уважаемый составитель сочиняет каждую неделю не менее семи (по количеству дней в неделе) вариантов, а каждый месяц — не менее 28.

К тому же следует избегать повторов и не запутаться в медицинской терминологии. Но откуда астрологу знать, что, скажем, словосочетание «щитовидная железа и эндокринная система» просто несуразно, поскольку упомянутый орган относится к той же системе, или что смешать воедино «болезни горла, плеч, органов дыхания» (цитирую по тексту. — И.Т.) сведущий в медицине никогда бы себе не позволил, равно как и заявить о том, что в данный день «наиболее уязвимы голова, шея, зубы, горло, щитовидная железа» и поэтому их лечение не рекомендуется. Все это может претендовать на своеобразный юмор, ведь в противном случае получается, что если в «уязвимых органах» возникла острая боль, скажем, зубная боль или боль в горле, то не следует обращаться к врачу. А к кому же? Выходит, к астрологу или целителю (все пути ведут в Рим? — И.Т.). На кого рассчитаны подобные «рекомендации», публикуемые на страницах массовых изданий? Я как-то писал о том, что можно, конечно, с пониманием относиться к стремлению масс-медиа обеспечивать свое материальное благополучие. Но не такой же ценой! Разумеется, наивно полагать, что подобные издания удастся усовестить. Должны быть приняты действенные меры, прежде всего в правовом поле, как это делается в любом цивилизованном государстве, с учетом всех аспектов — законодательных, нравственных, биоэтических, медицинских. О них подробно было сказано и в упомянутом докладе, и в публикациях, поэтому не буду повторяться.

Одно скажу в заключение: разгул доморощенного целительства следует пресечь. Нельзя продолжать мириться с тем, что спасительницы и знахарки, подобные Ирине, Марфе, и современные целители, «заряжающие» шампуни и кремы, получают лицензии на врачевание. Еще раз напомню слова Сомерсета Моэма о том, что все это общество уже сполна «проходило».

Я рад, что у нас с вами получился откровенный и эмоциональный разговор. И еще, как говорилось предшественниками, «я высказался, и на душе стало легче».