Слава Україні!

Новые возможности терапии тревожно-депрессивных расстройств

Новые возможности терапии тревожно-депрессивных расстройств

В последние годы резко возросло количество больных с пограничными психическими расстройствами, существенно снизился средний возраст таких пациентов. В качестве объяснений этого явления приводят негативное влияние затяжного социально-экономического

В. С. Битенский, д. м. н.; Э. В. Мельник, к. м. н.; кафедра психиатрии Одесского государственного медицинского университета

В последние годы резко возросло количество больных с пограничными психическими расстройствами, существенно снизился средний возраст таких пациентов. В качестве объяснений этого явления приводят негативное влияние затяжного социально-экономического кризиса, неблагоприятных экологических факторов. На увеличение выявляемости данной патологии также оказало влияние распространение среди врачей общесоматических специальностей информации о соматоформных (психосоматических) нарушениях. По данным специалистов, от 60 до 80% больных с пограничными психическими расстройствами не попадают в поле зрения психиатра и лечатся у врачей общей практики [1]. Знакомство врачей всех специальностей с основной симптоматикой депрессий, неврозов позволяет им на более ранних этапах устанавливать истинную природу заболевания, а пациентам получать квалифицированную психиатрическую помощь.

Сегодня в клинической симптоматике наиболее распространенных пограничных психических расстройств преобладают тревожно-депрессивные, астено-депрессивные синдромы легкой и средней степени выраженности. Основная симптоматика включает в себя снижение аппетита или переедание, бессонницу или повышенную сонливость, снижение энергичности или усталость, пониженную самооценку, трудности в сосредоточении внимания и принятии решений, чувство безнадежности, недифференцированную тревогу.

Как видно из перечисленной симптоматики, как правило сопровождающейся стандартными жалобами на общее недомогание, чрезмерную сонливость или бессонницу, вялость, усталость, внутреннее напряжение, пограничные психические расстройства широко распространены и хорошо знакомы врачам многих специальностей. Особенностью сегодняшних психических расстройств является их смешанный характер. Например, дистимии в 40% случаев сочетаются с депрессивными и в 46% — с тревожными расстройствами [3]. Гетерогенность и высокая коморбидность пограничных психических расстройств объясняют немногочисленность, а в ряде случаев и полное отсутствие каких-либо верифицированных терапевтических подходов в лечении смешанных состояний. Ранее в лечении большинства таких больных использовали, кроме психотерапевтических методов, узконаправленные психотропные препараты по принципу «мишень-симптом». К таким препаратам относятся бензодиазепиновые транквилизаторы, антидепрессанты.

В последние годы на фармацевтическом рынке появились многочисленные препараты с комбинированным действием, в частности антидепрессанты с широким спектром активности, включающие, наряду с собственно тимоаналептическим эффектом, анксиолитическое, антифобическое, седативное, вегето-стабилизирующее действия [4]. Такой широкий диапазон препаратов позволяет психиатрам эффективно справляться с комбинированной пограничной психической патологией, преимущественно тяжелой и среднетяжелой степени. Однако, как показывает наш многолетний терапевтический опыт, эти препараты далеко не всегда эффективны при расстройствах легкой степени, имеющих место у значительного числа пациентов. Отличаясь повышенной тревожностью и мнительностью, эти больные всегда внимательно изучают аннотацию назначенного препарата. В подавляющем большинстве случаев разделы «показания к применению» и «побочные действия» оказывают дополнительное психотравмирующее действие на больных. Пациенты окончательно утверждаются в своих подозрениях о наличии у них тяжелого заболевания, кроме того, начинают усиленно искать у себя (и находят как благодаря самовнушению, так и в связи со сниженным порогом ощущений) проявления побочных действий препарата. Кроме этого, пациентов всегда настораживает «химическое», т.е. вредное для организма, происхождение препарата. Дополнительным негативным моментом, изначально ограничивающим возможности применения новых антидепрессантов, является их высокая стоимость, недоступная для значительной части населения.

Образовавшуюся нишу удачно заполняет, с нашей точки зрения, новый препарат растительного происхождения, обладающий антидепрессивным и анксиолитическим спектром действия, Гелариум® Гиперикум [2]. Препарат представляет собой стандартизованный экстракт травы зверобоя, противодействующий нарушениям нейромедиаторной передачи. Помимо ингибирования моноаминооксидазы, препарат ингибирует также катехол-0-метилтрансферазу. Антидепрессивное и анксиолитическое действия объясняются модуляцией секреции цитокина (интерлейкина-6) и его влиянием на мозг. Кроме антидепрессивного и анксиолитического эффектов, препарат также оказывает действие на вегетативные нарушения, то есть направлен на все основные, субъективно наиболее неприятные проявления легких пограничных психических расстройств различной нозологической принадлежности.

Для оценки эффективности препарата Гелариум® Гиперикум нами было проведено клиническое исследование, в качестве препарата сравнения использовали наиболее часто назначаемый врачами нашего региона антидепрессант миансерин. Пациенты основной группы (24 человека) принимали Гелариум® Гиперикум в стандартной дозе (по 1 драже 3 раза в день); больные контрольной группы (38 человек) — миансерин в дозе от 30 до 150 мг/сут. Минимальный курс лечения составил 1 месяц. В связи с малочисленностью пациентов и продолжающимся их набором в основную группу наши данные носят предварительный характер и оценивались с помощью непараметрических критериев (критериев Вилкоксона).

Методической основой клинико-фармакологического исследования являлась «Унифицированная система оценки клинического действия психотропных препаратов у больных с нервно-психическими расстройствами» [2, 4]. Сравнительный анализ динамики психопатологических симптомов и синдромов у пациентов проводился на разных этапах проведения терапии (до начала лечения, через 7 суток после начала терапии, в конце курса лечения). Промежуточный срок — 7 суток — был выбран для изучения динамики патологических симптомов, так как к этому периоду изучаемые препараты уже проявляют свое действие.

По клинической симптоматике в обеих группах доминировали малодифференцированные нестабильные депрессивные, тревожные, астенические, диссомнические расстройства невротического характера легкой и среднетяжелой степени. Во всех случаях психопатологические проявления сопровождались вегетативными нарушениями различной выраженности.

В результате проведенного лечения наблюдалась достоверная редукция психопатологических проявлений. Однако для таких расстройств, как депрессия, тревога, вегетативные дисфункции, были характерны некоторые различия. Так, если тревога, а затем и депрессия в контрольной группе более интенсивно снижались в первую неделю лечения и затем стабилизировались до конца терапии, то в основной группе тревога и депрессия снижались постепенно, более медленными темпами, однако наблюдалась тенденция (достоверность по критерию Вилкоксона) к достижению к концу периода лечения более низкого уровня. Достоверно более эффективно с помощью изучаемого препарата купировались вегетативные дисфункции (p<0,05).

В основной группе практически не встречались побочные эффекты, в то время как в контрольной группе в 13,2% случаев отмечались сонливость, слабость, головная боль, тошнота, требовавшие снижения дозы. У 3 (7,8%) больных выявлены парадоксальные реакции в виде усиления тревоги с вегетативными компонентами, затруднений засыпания. Пациенты связывали эти явления с необычными ощущениями от приема антидепрессанта.

В целом, как показывает клиническое наблюдение, пациенты основной группы уже в первые дни терапии становились более спокойными, уравновешенными, более адекватно реагировали на внешние раздражители. Отмечалось углубление ночного сна и снижалась дневная сонливость. Не исключена возможность дополнительного позитивного влияния в данном случае «плацебо-эффекта», так как пациенты более спокойно, без настороженности, свойственной пациентам контрольной группы, принимали препарат. Характерно, что при предоставлении свободного выбора одного из двух медикаментов пациенты в 100% случаев отдавали предпочтение препарату растительного происхождения, даже предполагая, что ожидаемый терапевтический эффект будет менее выраженным.

У пациентов с психопатологическими расстройствами депрессивного круга эффективной оказалась комбинация Гелариум® Гиперикума с традиционными антидепрессантами. В этом случае эффективная дозировка антидепрессанта была меньше, что позволяло снижать частоту и выраженность побочных явлений.

Таким образом, предлагаемый фирмой «Бионорика» препарат Гелариум® Гиперикум по всем показателям оказался наиболее адекватным для лечения легких пограничных психических расстройств невротического круга и может быть успешно использован не только психиатрами, но и врачами общей практики.

Литература

  1. Мосолов С.Н. Клиническое применение современных антидепрессантов. СПб., 1995, 568 с.
  2. Рудзинский С. Фитотерапия умеренных депрессий препаратами зверобоя // Здоров’я України, 2002, № 4, с.37-38.
  3. Dierick M. Treatment of depressive anxiety states associated with psychosomatic symptoms // Acta psych belg.- 1999.- Vol.99.- P.336-342.
  4. Lapierre Y. Pharmacological therapy of depression // Brit. J of Psychiat.- 1998.- P.189-197.