Слава Україні!

Сравнительное исследование клинической эффективности омепразола и лансопразола в лечении заболеваний, ассоциированных с Helicobacter pylori

Сравнительное исследование клинической эффективности омепразола и лансопразола в лечении заболеваний, ассоциированных с Helicobacter pylori

В статье приведен обзор литературы, включающий сравнительную оценку эффективности лансопразола и омепразола, характеристику фармакодинамических и терапевтических особенностей действия лансопразола и коллоидного субцитрата висмута. Авторы провели

Н. Б. Губергриц, А. Н. Агибалов, Т. М. Белоконь, Донецкий государственный медицинский университет, Медицинский лечебно-диагностический центр «Полимедицинская практика», г. Донецк

В статье приведен обзор литературы, включающий сравнительную оценку эффективности лансопразола и омепразола, характеристику фармакодинамических и терапевтических особенностей действия лансопразола и коллоидного субцитрата висмута. Авторы провели собственное исследование клинической эффективности эрадикационной терапии: схемы с включением Ланцерола (лансопразол ОАО «Киевмедпрепарат») и схемы с включением омепразола — при эрозивно-язвенных поражениях гастродуоденальной зоны. Обе схемы также включали Гастро-Норм (АО «Галичфарм»), Амоксил-КМП (амоксициллин ОАО «Киевмедпрепарат») и фуразолидон. Доказаны преимущества схемы на основе Ланцерола. Они касались частоты эрадикации Helicobacter pylori, рубцевания язв, антисекреторного эффекта, улучшения психосоматического статуса больных.

Заболевания органов пищеварения относятся к одним из самых распространенных внутренних болезней. Их доля составляет 9,3% всех заболеваний, зарегистрированных в Украине. За период с 1997 до 2002 г. уровень распространенности патологии органов пищеварения вырос в нашей стране на 24,7%, а уровень заболеваемости — на 8,7% [15]. Эрозивно-язвенные заболевания гастродуоденальной зоны — одни из наиболее частых в терапевтической и гастроэнтерологической практике, причем они имеют тенденцию к учащению. За тот же период распространенность язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки в Украине увеличилась на 12,0% — с 2239,7 до 2509,9 на 100 тыс. взрослых и подростков, достигая в ряде областей 3000-3020 на 100 тыс. населения (Черниговская, Тернопольская области и др.) [15].

Абсолютно доказано, что Helicobacter pylori (Нр) является основным этиологическим фактором заболеваний гастродуоденальной зоны. Этот микроорганизм — причина 100% случаев хронического антрального гастрита, 95% случаев дуоденальных язв, 90% случаев нелекарственных язв желудка, 60-70% случаев рака желудка [9, 29, 30, 31]. Нр «съедает» пациента изнутри, способствуя формированию язвы. Следовательно, основная цель лечения — эрадикация Нр. Схемы лечения отработаны и регламентированы Маастрихтским консенсусом 2 [23]. Необходимым компонентом эрадикационной терапии и I, и II ступеней являются ингибиторы протонной помпы (ИПП), которые обладают как мощной антисекреторной активностью, так и собственными антихеликобактерными свойствами. Так, если механизм подавления желудочной секреции под влиянием этой группы препаратов подробно изучен и описан [9, 12, 13, 29, 30, 31], то антихеликобактерная эффективность ИПП изучается. Доказано, что антихеликобактерные свойства присущи ИПП как классу лекарственных препаратов и не зависят от особенностей структуры их молекулы (то есть от поколения ИПП); взаимодействие ИПП и Нр специфично для этого микроорганизма, то есть ИПП не тормозят размножение других видов бактерий (за исключением Лансопразола, который имеет небольшую антибактериальную активность в отношении некоторых аэробных и анаэробных бактерий [36]); терапия ИПП способствует перераспределению Нр в слизистой оболочке: бактерии исчезают из антрального отдела и колонизируют тело желудка. Кроме того, при высоких значениях рН, которые создаются в полости желудка под действием ИПП, возрастает эффективность многих антибиотиков [9, 12, 13, 29, 30, 31]. Хотя эталонным, наиболее изученным ИПП считают омепразол, прогресс не стоит на месте — создаются новые поколения этих препаратов. ИПП, имея принципиально сходную химическую основу, различаются по скорости наступления и продолжительности антисекреторного действия, по рН-селективности, антихеликобактерной активности, по особенностям метаболизма системой цитохрома Р450 печени, а также по преимущественной эффективности при язвах желудка и гастроэзофагеальной рефлюксной болезни [6, 12, 13].

Один из современных представителей ИПП — лансопразол, который был синтезирован в 1992 г. в Японии, ОАО «Киевмедпрепарат» выпускает — под названием Ланцерол. Лекарственная форма препарата имеет особенности, обеспечивающие максимальную реализацию эффекта: в прозрачных кишечнорастворимых капсулах содержатся пеллеты — мелкие гранулы действующего вещества, покрытые дополнительной кислотоустойчивой оболочкой. Гранулы препарата, освобождаясь из капсулы в щелочной среде тонкой кишки, быстро растворяются, лансопразол всасывается и поступает в системный кровоток. Так как лансопразол имеет большую, чем омепразол, липофильность, то он быстрее проникает внутрь париетальных клеток и концентрируется в их секреторных канальцах [17].

Преимущества Ланцерола (лансопразола) перед омепразолом состоят в большей биодоступности (соответственно 81-91% и 30-65%), в достижении большей концентрации в плазме крови (максимальная концентрация в крови для Ланцерола 0,75-1,15 мг/л, для омепразола — 0,56-1,00 мг/л). Кроме того, лансопразол быстрее достигает максимальной концентрации в плазме крови — за 1,5-2,0 ч (омепразол — за 3-4 ч), то есть его эффект реализуется быстрее. Период полувыведения лансопразола — 1,3-3,0 ч, омепразола — 0,5-1,2 ч, то есть лансопразол дольше удерживает терапевтическую концентрацию в крови. Лансопразол имеет 4 участка связывания в париетальной клетке, тогда как омепразол — только 3 [2, 6]. Степень антисекреторного эффекта лансопразола в 2,4 раза выше, чем у омепразола, поэтому лансопразол обладает более мощным свойством подавления желудочной секреции [17]. И, что особенно важно, минимальная ингибирующая Нр концентрация лансопразола (6,25 мг/л) значительно меньше, чем у омепразола (50,0 мг/л). Этим объясняется более высокая антихеликобактерная активность лансопразола [2, 10, 24, 38].

Лансопразол обладает гастропротективным действием, так как повышает оксигенацию слизистой желудка, стимулирует выработку бикарбонатов, тормозит синтез пепсина [10, 27, 35]. В лечении длительно незаживающих язв желудка лансопразол более эффективен, чем омепразол: заживление через 8 недель происходит соответственно у 93% и 82% больных. Лансопразол способствует также более быстрому заживлению дуоденальных язв (заживление через 2 недели наступает у 74% пациентов, получавших лансопразол, и только у 53% пациентов, лечившихся омепразолом [12, 21]). Результаты одного из сравнительных исследований, оценивающих эффективность лансопразола и омепразола в эрадикации Нр и заживлении желудочных и дуоденальных язв представлены на рисунке 1.

Лансопразол, в отличие от омепразола, не влияет на скорость эвакуации пищи из желудка даже при длительном приеме [10, 11, 38]. Лансопразол практически не влияет на метаболизм системой цитохрома Р450 других лекарственных препаратов, так как проявляет селективность по отношению к микросомальным ферментам печени и меньше, чем омепразол, метаболизируется через изоформу 2С19 этой системы [35]. Важно, что лансопразол не вызывает увеличения плотности энтерохромаффинных клеток слизистой желудка и не способствует развитию опухолей [10, 21, 35].

Основные данные литературы о фармакодинамических и терапевтических свойствах лансопразола представлены в таблице.

Безопасность лечения лансопразолом изучалась в целом ряде исследований. Наиболее крупным из них является исследование J. W. Freston et al. (1999) [35], результаты которого представлены на рисунке 2. Фармако-экономические исследования показали, что тройная эрадикационная терапия лансопразолом, амоксициллином и кларитромицином является экономически обоснованной и целесообразной при оценке соотношения стоимость/клинический эффект [37].

Эффективность, безопасность и хорошая переносимость Ланцерола при язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки доказаны исследованиями отечественных гастроэнтерологов [16]. Так, при лечении Ланцеролом в течение 4 недель достигнута отчетливая положительная динамика клинических проявлений заболевания; заживление язв и эрозий произошло во всех случаях. Авторы показали выраженный антисекреторный эффект Ланцерола (интрагастральное рН достигало 3,4±0,3) [16].

В течение многих лет для лечения пептических язв, в том числе ассоциированных с Нр, применяются препараты на основе солей висмута. Наиболее эффективным из них является коллоидный субцитрат висмута, на основе которого был создан отечественный препарат Гастро-Норм (АО «Галичфарм»). Коллоидный субцитрат висмута имеет наименьшую, по сравнению с другими солями, ингибирующую Нр концентрацию — 4-32 мг/л [7]. Препарат обладает тройным действием: антихеликобактерным, репаративным, местным защитным (рис. 3). Бактерицидное действие Гастро-Норма в отношении Нр объясняется тем, что препарат, хорошо растворяясь в желудочном соке и слизи, проникает в слой желудочной слизи и желудочные ямки, влияет на Нр, который адгезирован на поверхности клеток. Под действием коллоидного висмута Нр утрачивает способность к адгезии, развивается вакуолизация и фрагментация клеточной мембраны бактерии, конденсация клеточного содержимого, инактивация ферментных систем (ингибирование уреазы, каталазы, липазы Нр), нарушается метаболизм возбудителя. В результате Нр становится нежизнеспособным и чувствительным к иммунологической защите организма человека [1, 4]. Штаммов Нр, резистентных к коллоидному висмуту, не выявлено [14]. Важно, что активность коллоидного висмута в кислой среде желудка даже возрастает, в отличие от многих других антихеликобактерных средств [3, 4]. Однако частота эрадикации Нр при монотерапии коллоидным висмутом не превышает 30% в связи с тем, что большая часть препарата связывается с желудочной слизью, и в глубине желудочных ямок (где находится значительное количество Нр) не создается достаточной концентрации препарата [5]. Следовательно, Гастро-Норм необходимо комбинировать с другими средствами эрадикационной терапии.

Препараты коллоидного висмута, в том числе Гастро-Норм, способствуют нормализации системы «эпидермальный фактор роста — рецептор», что улучшает регенерацию желудочного эпителия [4, 7, 20].

«Пористость» гранул коллоидного висмута и его способность к формированию гликопротеин-висмутовых комплексов позволяет Гастро-Норму надежно и длительно удерживаться на поверхности слизистой желудка. После приема 120 мг коллоидного висмута даже через 12 ч имеет место фиксация висмута на поверхности желудочного эпителия. Из преципитатов формируется защитная пленка, препятствующая реинфузии ионов Н+ и влиянию других агрессивных факторов [4, 8]. Кроме увеличения прочности мукозо-бикарбонатного барьера, Гастро-Норм усиливает местную защиту за счет снижения на 20-30% пептической активности желудочного сока (формируются комплексные соединения висмута с пепсином), а также за счет стимуляции секреции бикарбонатов и синтеза простагландинов. Так, локальный синтез простагландина Е2 повышается на 50%, что способствует увеличению щелочной секреции [4, 18, 26].

Данные литературы об эффективности и безопасности Ланцерола и Гастро-Норма способствовали тому, что мы решили провести собственное исследование результатов лечения эрозивно-язвенных заболеваний гастродуоденальной зоны, ассоциированных с Нр, включив эти препараты наряду с другими отечественными средствами в эрадикационную схему (открытое клиническое сравнительное исследование с параллельным контролем).

Цель исследования

Провести сравнительную оценку эффективности двух схем антихеликобактерной терапии на основе препаратов отечественного производства у больных эрозивно-язвенными заболеваниями гастродуоденальной зоны.

Задачи исследования

  • Проанализировать динамику клинических проявлений в процессе применения двух вариантов эрадикационной терапии у больных эрозивно-язвенными заболеваниями гастродуоденальной зоны, ассоциированными с Нр;
  • оценить частоту эрадикации Нр при использовании двух схем на основе отечественных препаратов;
  • изучить антисекреторную активность Ланцерола по сравнению с омепразолом;
  • исследовать частоту эпителизации эрозий и рубцевания язв при лечении двумя вариантами эрадикационной терапии;
  • оценить переносимость (частоту побочных эффектов) двух вариантов терапии;
  • определить психосоматический статус больных эрозивно-язвенными заболеваниями после применения двух схем эрадикации Нр.

Материалы и методы

Обследованы 60 больных:

  • пептическая язва желудочной или дуоденальной локализации — 28 пациентов;
  • эрозивный гастродуоденит — 32 пациента.

Все больные были инфицированы Helicobacter pylori и получали ранее антихеликобактерную терапию (не включавшую амоксициллин) без эффекта.

Больные были разделены на 2 группы (основную и группу сравнения) по 30 пациентов в каждой. Лечение состояло в проведении эрадикационной терапии второй ступени в течение 7 дней с последующим приемом ИПП еще в течение 21 дня. Больные основной группы получали Ланцерол (ОАО «Киевмедпрепарат»), а группы сравнения — омепразол (того же производства) (рис. 4). В обоих схемах использовали Амоксил-КМП — амоксициллин производства ОАО «Киевмедпрепарат».

Распределение больных по группам проводилось методом случайной выборки.

Критерии включения больных в исследование:

  • пациенты в возрасте 18-65 лет любого пола;
  • диагнозы «язвенная болезнь желудка или двенадцатиперстной кишки», «эрозивный гастрит», «эрозивный дуоденит» в стадии обострения;
  • неэффективность ранее проведенной первой ступени эрадикационной терапии;
  • отсутствие беременности и лактации;
  • способность пациента к адекватному сотрудничеству в процессе исследования;
  • информированное согласие пациента на участие в исследовании.

Критерии исключения:

  • беременность и лактация;
  • гиперчувствительность к компонентам применяющихся эрадикационных схем;
  • участие в другом клиническом исследовании;
  • осложнения язвенной болезни;
  • симптоматические гастродуоденальные эрозивно-язвенные изменения (синдром Золлингера-Эллисона, НПВС-гастропатии и др.);
  • прием других антибактериальных, антисекреторных средств, кроме предусмотренных исследованием;
  • другие сопутствующие заболевания, которые могут повлиять на результаты исследования.

Для оценки эффективности лечения учитывали:

  • динамику клинических проявлений (среднюю степень тяжести — ССТ, формула 1);
  • частоту эрадикации Helicobacter pylori: до лечения — 13С-дыхательный тест (инфракрасный изотопный анализатор IRIS) и гистологический метод, через 4 недели после окончания лечения — дыхательный тест;
  • проводили суточное мониторирование рН (по 5 больных из каждой группы до и после лечения; рН-метр АГ-1Д-02 конструкции проф. В. Н. Чернобрового);
  • изучали психосоматический статус после лечения (опросник САН);
  • анализировали частоту рубцевания язв, эпителизации эрозий (ФГДС через 4 недели от начала лечения).

Интенсивность болей, других субъективных проявлений заболевания и пальпаторной болезненности оценивали по полуколичественной шкале:

  • 0 баллов — проявления отсутствуют;
  • 1 балл — проявления минимальные;
  • 2 балла — проявления умеренные;
  • 3 балла — проявления выраженные или очень выраженные.

С учетом этой шкалы вычисляли ССТ различных клинических проявлений.

формула

где ССТ — средняя степень тяжести клинических проявлений; а — число больных с выраженностью признака в 1 балл; b — число больных с выраженностью признака в 2 балла; c — число больных с выраженностью признака в 3 балла; d — число больных с отсутствием признака.

Результаты

Уже в течение первых трех дней терапии были выявлены преимущества основной схемы эрадикации Нр в отношении купирования болевого синдрома. Так, у больных основной группы в 73,3% случаев за этот период боли исчезли, в 20,0% случаев — уменьшились и лишь в 6,7% случаев — остались прежними. В то же время, у больных группы сравнения частота исчезновения болей в первые три дня лечения была меньшей — 60,0%, боли уменьшились в 23,3% случаев, остались прежними в 16,7% случаев. Через 3 дня терапии ССТ болевого синдрома в основной группе составляла 0,62, а в группе сравнения — 0,88 (рис. 5).

Аналогичная тенденция отмечалась и в отношении диспептического синдрома (рис. 6). За первые 3 дня лечения частота исчезновения диспепсии в основной группе составила 80,0%, диспептические явления уменьшились в 10,0%, остались прежними — в 10,0% случаев. Среди больных группы сравнения динамика была менее отчетливой: диспепсия исчезла в 70,0%, уменьшилась в 16,7%, осталась прежней в 13,3% случаев. ССТ диспептического синдрома через 3 дня терапии у больных основной группы составила 0,54, среди больных группы сравнения — 0,71.

За первые 3 дня лечения ССТ пальпаторной болезненности в основной группе снизилась на 0,34, а в группе сравнения — на 0,18.

Полное исчезновение или значительное уменьшение клинических проявлений заболевания к концу лечения в основной группе выявлялось в 96,7% случаев, а в группе сравнения — в 90,0% случаев (рис. 7).

Частота эрадикации Нр в основной группе, т. е. у больных, получавших в качестве ИПП Ланцерол, составила 93,3%, а в группе сравнения (пациенты, получавшие омепразол) — 83,3%. Эрадикация Нр не была достигнута у двух пациентов основной группы и у пяти пациентов группы сравнения (рис. 8).

Перед проведением суточного мониторирования рН (10 больных до и после лечения — по 5 в каждой группе) проводили эндоскопическую внутрижелудочную рН-метрию. У 8 больных выявлена выраженная, а у 2 – умеренная гиперацидность. Причем, у последних двух больных гиперацидность была абсолютной. У двух больных с выраженной гиперацидностью она была субтотальной, у трех — селективной и у трех — абсолютной.

При проведении суточного рН-мониторирования оказалось, что к концу первых суток терапии при применении Ланцерола уровень рН>3,5 в желудке удерживался 752±51 мин, а при использовании омепразола — 598±45 мин (p<0,05). Причем средняя рН в желудке к концу первых суток лечения у больных основной группы — 2,90±0,30, а у больных группы сравнения — 1,90±0,38 (p<0,05). Через 7 суток терапии рН>3,5 в желудке удерживалась среди больных основной группы в течение 1315±107 мин, а среди больных группы сравнения — в течение 1023±92 мин (p<0,05), а средние значения рН к концу лечения составили соответственно 4,90±1,10 и 3,70±1,20 (p>0,05) (рис. 9, 10).

По результатам ФЭГДС через 4 недели после окончания лечения оказалось, что в основной группе частота эпителизации эрозий и рубцевания язв составила 96,7%, а в группе сравнения — 93,3% (рис. 11).

Оценка психосоматического статуса после лечения (изучался по опроснику САН) также показала преимущества эрадикационной схемы с использованием Ланцерола (рис. 12). Так, свое самочувствие больные основной группы оценили в 55±4 балла, а больные группы сравнения — в 49±5 баллов. Активность, по мнению пациентов основной группы после лечения, составила 52±3 балла, а у больных группы сравнения — 48±4 балла. Настроение больные основной группы после лечения оценили в 59±4 балла, а больные группы сравнения — в 52±6 баллов (идеальные показатели для всех трех параметров составляют по 70 баллов). Все же следует учитывать, что разница результатов опросника САН у больных двух групп была недостоверной.

Побочные действия терапии были редкими (рис. 13). Так, у больных основной группы метеоризм развился лишь у одного пациента (3,3%), головная боль также у одного пациента (3,3%). Среди больных группы сравнения побочные действия встречались несколько чаще: у 2 пациентов (6,7%) — метеоризм, у 2 пациентов (6,7%) — диарея и у 1 пациента (3,3%) — головная боль.

Выводы

  1. Антихеликобактерная терапия на основе отечественных препаратов — схема Ланцерол (ОАО «Киевмедпрепарат») + Гастро-Норм (АО «Галичфарм») + Амоксил-КМП (ОАО «Киевмедпрепарат») + фуразолидон — эффективна в лечении эрозивно-язвенных заболеваний гастродуоденальной зоны, удовлетворительно переносится больными, редко вызывает несущественные побочные эффекты.
  2. Эрадикационная схема с использованием Ланцерола имеет преимущества перед схемой, включающей омепразол, в отношении:
    • скорости и частоты достижения клинического эффекта;
    • скорости, степени и длительности снижения кислотообразования в желудке;
    • частоты эрадикации Нр;
    • частоты эпителизации эрозий и рубцевания язв;
    • переносимости лечения;
    • влияния на психосоматический статус пациентов.
  3. Эрадикационную терапию второй ступени с использованием Ланцерола и Гастро-Норма целесообразно использовать в практическом здравоохранении.

И в заключение хотим отметить, что, хотя омепразол остается эталонным и наиболее изученным ИПП, но более современные поколения этой группы препаратов имеют как фармакодинамические, так и клинико-терапевтические преимущества. Эта ситуация иллюстрируется высказыванием Виктора Гюго:

«Прогресс, без устали вертя колес сцепленье,
То движет что-нибудь, то давит под собой».

Литература

  1. Аруин Л.И., Капуллер Л.Л., Исаков В.А. Морфологическая диагностика болезней желудка и кишечника. — М.: Триада-Х, 1998. — 484 с.
  2. Астахов А.Л. Ланцерол: заживление пептической язвы можно ускорить. — Еженедельник «Аптека». — 2003. — №23 (394). — С. 3.
  3. Григорьев П.Я., Яковенко Э.П. Де-нол в современной гастроэнтерологии // Врач. — 1991. — №11. — С. 32-34.
  4. Гриценко І.І., Щербиніна М.Б. Вітчизняний колоїдний субцитрат вісмуту — Гастро-Норм — базисний препарат у комплексному лікуванні пептичних виразок // Сучасна гастроентерологія. — 2001. — №4. — С. 27-30.
  5. Исаков В.А., Домарадский И.В. Хеликобактериоз. — М.: Медпрактика-М, 2003. — 412 с.
  6. Лопина О.Д. Механизм действия ингибиторов протонного насоса // Рос. журн. гастроэнтерол., гепатол., колопроктол. — 2002. — №2. — Т. 12. — С. 38-44.
  7. Нейко В.Є., Сарапук І.В., Сарапук О.Р. Застосування вітчизняного колоїдного субцитрату вісмуту Гастро-Норму у комплексному лікуванні захворювань органів травлення // Сучасна гастроентерологія. — 2002. — №2. — С. 55-58.
  8. Оценка эффективности лечения де-нолом и основным цитратом висмута больных язвенной болезнью с пилорическим хеликобактериозом / А.А. Ильченко, Н.Г. Зурабишвили, В.Г. Жуховицкий, В.С. Городинская // Тер. архив. — 1991. — №2. — С. 21-26.
  9. Передерий В.Г., Ткач С.М., Скопиченко С.В. Язвенная болезнь: прошлое, настоящее и будущее. — Киев: Б.И., 2003. — 256 с.
  10. Старостин Б.Д. Ингибиторы протонной помпы в гастроэнтерологии // Рус. мед. журнал. — 1998. — Т. 6, №19 (79). — С. 1271-1280.
  11. Старостин Б.Д. Пищевод Баррета // Рус. мед. журнал. — 1997. — Т. 5, №22. — С. 1452-1460.
  12. Ткач С.М. Новые генерации ИПП в лечении больных с кислотозависимыми заболеваниями // Новые медицинские технологии. — 2002. — №2. — С. 35-37.
  13. Ткач С.М. Сходства и различия ингибиторов протонной помпы: какой препарат считать оптимальным? // Сучасна гастроентерол. — 2003. — №2. — С. 89-93.
  14. Фадєєнко Г.Д. Де-нол переборює резистентність Helicobacter pylori до антибактеріальних препаратів // Сучасна гастроентерол. і гепатол. — 2000. — №1. — С. 31-33.
  15. Філіппов Ю.О., Шмігель З.М. Стан показників здоров’я населення адміністративних територій України та діяльності гастроентерологічної служби // Гастроентерологія: Респ. міжвід. зб. — Дніпропетровськ, 2003. — Вип. 34. — С. 3-12.
  16. Харченко Н.В., Радонежская Е.В. Оценка эффективности и переносимости препарата Ланцерол производства ОАО «Киевмедпрепарат» в лечении язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки // Ліки України. — 2003. — №6. — С. 37-39.
  17. Харченко Н., Крюкова О. Порівняльна ефективність препаратів-блокаторів протонної помпи // Вісник фармакології та фармації. — 2002. — №8. — С. 2-5.
  18. Acid, pepsin and mucus secretion in patients with gastric and duodenal ulcer before and after colloidal bismuth subcitrate (De-Nol) / J.H. Baron, J. Barr, J. Batten et al. // Gut. — 1986. — Vol. 27. — P. 486-490.
  19. Acid-independent gastroprotective effects of lansoprazole in experimental mucosal injury / C. Blandizzi, G. Natale, G. Gherardi et al. // Dig. Dis. Sci. — 1999. — Vol. 44. — P. 2039-2050.
  20. Colloidal bismuth subcitrate inhibits peptic degradation of gastric mucus and epidermal growth factor in vitro / Am. J. Gastroenterol. — 1990. — Vol. 85. — P. 390-393.
  21. Comparative pharmacokinetic/pharmacodinamic analysis of proton pump inhibitors omeprazole, lansoprazole and pantoprazole, in humans / M. Katashima, K. Yamamoto, Y. Tokuma et al. // Eur. J. Drug Metabol. Pharmacokinet. — 1998. — Vol. 23. — P. 19-23.
  22. Comparison of omeprazole and lansoprazole in short-term triple therapy for Helicobacter pylori infection / G.C. Spinzi, L. Bierti, A. Bortoli et al. // Aliment. Pharmacol. Ther. — 1998. — Vol. 12. — P. 433-438.
  23. Current concepts in the management of Helicobacter pylori infection — the Maastricht 2-2000 Consensus Report / P. Malfertheiner, F. Megraud, C. O’Morain et al. //Aliment. Pharmacol. Ther. — 2002. — Vol. 16, No 2. — P. 167-180.
  24. A double-blind placebo-controlled study on the effects of omeprazole on gut hormone secretion and gastric emptying rate / L. Rasmussen, N. Qvist, E. Oster-Jorgensen et al. // J. Gastroenterol. — 1997. — Vol. 32, № 9. — P. 900-905.
  25. Effects of long-term treatment with proton pump inhibitors in gastro-oesophageal reflux disease on the histological findings in the lower oesophagus / M. Stolte, M. Vieth, J.M. Schmitz et al. / Scand. J. Gastroenterol. — 2000. — Vol. 35. — P. 1125-1130.
  26. Effects of smoking and Helicobacter pylori on prostaglandin concentrations in gastric and duodenal mucosa of patients with duodenal ulcer and duodenitis / J. Bago, V. Bacula, L. Jurcic et al. // Digestion. — 1988. — Vol. 59, suppl. 3. — P. 82.
  27. Efficacy and safety of Lansoprazole in the treatment of erosive reflux esophagitis / D.O. Castell, J.E. Richter, M. Robinson et al. // Am. J. Gastroenterol. — 1996. — Vol. 91. — P. 1749-1757.
  28. Langtry H.D., Wilde M.I. Lansoprazole: an update of its pharmacological properties and clinical efficacy in the management of acid-related disorders // Drugs. — 1997. — Vol. 54. — P. 473-500.
  29. Modlin I.M. GERD then and now. — Milano: Nexthealth, 2003. — 127 p.
  30. Modlin I.M., Sachs G. The logic of omeprazole: Treatment by design. — Philadelphia: CoMed Communications, Inc., 2000. — 139 p.
  31. Modlin I.M. From prout to the proton pump. — Milano: Schnetztor-Verlag GmbH Konstanz. – 100 p.
  32. Nakao M., Malfertheiner P. Growth inhibitory and bactericidal activities of lansoprazole compared with those of omeprazole and pantoprazole against Helicobacter pylori // Helicobacter. – 1998. – Vol. 3. – P. 21-27.
  33. Ohara T., Arakawa T. Lansoprazole decreased peripheral blood monocytes and intercellular adhesion molecule-1-positive mononuclear cells // Dig. Dis. Sci. – 1999. – Vol. 44. – P. 1710-1715.
  34. Rao B.R., Kirch W. Cardiovascular effects of lansoprazole and nizatidine // J. Noninvasive Cardiol. – 1998. – Vol. 2, No 1. – P. 29-34.
  35. Safety profile of lansoprazole / J.W. Freston, P.A. Rose, C. Heller et al. // Drug safety. – 1999. – No 20(2). – P. 195-205.
  36. Spencer C.M., Faulds D. Lansoprazole: a reappraisal of its pharmacodynamic and pharmacokinetic properties, and its therapeutic efficacy in acid-related disorders // Drugs. – 1994. – Vol. 48. – P. 404-430.
  37. Tennvall R.G., Norinder A., Ohlin B. Cost Effectiveness of Helicobacter pylori Eradication Therapies in patients with Duodenal Ulcer // Pharmacoeconomics. – 1999. – Vol. 16, No 3. – P. 297-306.
  38. Tolman K.G., Sanders S.W., Buchi K.N. Gastric pH levels after 15 mg and 30 mg of lansoprazole and 20 mg omeprazole // Gastroenterology. – 1994. – No 106. – P. A172.
  39. Treatment with lansoprazole also induces hypertrophy of the parietal cells of the stomach / M. Stolte, A. Meining, E. Seifert et al. // Pathol. Res. Pract. – 2000. – Vol. 196. – P. 9-13.