Слава Україні!

Торемифен — препарат выбора при блокировании рецепторного звена в антиэстрогенной терапии рака молочной железы

Торемифен — препарат выбора при блокировании рецепторного звена в антиэстрогенной терапии рака молочной железы

Рак молочной железы (РМЖ) — наиболее частая форма рака у женщин, и в ближайшие 10 лет ожидается, что этим заболеванием будут страдать около 5 млн. женщин в мире (табл. 1). В Украине количество пациенток с данной патологией

В. И. Тарутинов, д. м. н., профессор, руководитель диагностического маммологического центра УНИИОР, г. Киев

Рак молочной железы (РМЖ) — наиболее частая форма рака у женщин, и в ближайшие 10 лет ожидается, что этим заболеванием будут страдать около 5 млн. женщин в мире (табл. 1). В Украине количество пациенток с данной патологией составляет сегодня более 118 000, а смертность за год — 7700.

Рак молочной железы — гормонозависимая опухоль, и одним из механизмов блокирования влияния эстрогенов является блокада рецепторного звена. Первым и наиболее часто используемым с этой целью препаратом был тамоксифен, благодаря применению которого удалось продлить выживаемость при относительно хорошей переносимости (Н. П. Дементьева и соавт., 1981; V. C. Jordan, 1995; S. M. Lippman, P. H. Brown, 1999). Тем не менее, у многих пациенток на фоне приема тамоксифена процесс прогрессировал (S. Kyinnsland et al., 2000), появлялись случаи развития рака эндометрия и печени (G. M. Williams et al., 1997). Онкогенный эффект связывают со стимуляцией гиперпластических процессов в эндометрии (T. Powles, 1994; J. A. Styles et al.,1994), нарушением структуры хромосом (Е. Мянтила, 1997), оксидацией препарата в печени, а также с его неустойчивой структурой. Нельзя исключить и реализацию эстрогеноподобного эффекта самого тамоксифена (Е. Г. Новикова и соавт., 2002). Как правило, блокада одного из звеньев «эстрогеновой цепочки» ведет к существенным компенсаторно-приспособительным реакциям в гормональном гомеостазе, это также следует учитывать. Все перечисленное выше обусловливает необходимость разработки альтернативных, более эффективных препаратов.

Торемифен (Фарестон, производство компании «Орион Корпорейшн», Финляндия), имея в составе химической структуры атом хлора, оказался более устойчивым, чем тамоксифен, не формирует гидроокислов. Препарат не обладает онкогенным эффектом и проявляет действие при РЭ-отрицательных опухолях, индуцирует апоптоз (L. Kangas, 1994).

Целью нашей работы было сопоставление основного влияния тамоксифена и Фарестона на гормональный гомеостаз, оценка возможных побочных эффектов и определение эффективности лечения прогрессирующего РМЖ как Фарестоном, так и тамоксифеном.

На протяжении нескольких лет на базе отделения опухолей молочной железы Института онкологии АМН Украины под наблюдением находились 425 больных, получавших Фарестон (60 мг в день), и 211 — тамоксифен (по 10 мг 2 раза в день). Из них 561 больной проводилась адъювантная терапия, а 75 получали вышеуказанное лечение в составе комплексной терапии. Пациенток со II-IIА стадией РМЖ было 583, IIIB-IV стадией — 53. Максимальная продолжительность терапии антиэстрогенными препаратами составляла 5 лет.

Оценка гормонального гомеостаза производилась определением ФСГ, ЛГ, эстрадиола, прогестерона, пролактина радиоиммунным методом у 64 пациенток (табл. 2).

По данным клинического наблюдения на протяжении 6 месяцев исследования, изменения гормонального гомеостаза при приеме Фарестона гораздо благоприятнее, чем при приеме тамоксифена.

При использовании торемифена наблюдалась тенденция к повышению уровня эстрадиола параллельно с повышением содержания прогестерона в плазме крови (р<0,05) и к снижению пролактина, что особенно важно при 4-кратном уменьшении ФСГ. Прием же тамоксифена приводил к более выраженному повышению эстрадиола при неувеличивающемся уровне прогестерона и существенно меньшем снижении содержания ФСГ (всего на 1/3) при аналогичной динамике пролактина.

Таким образом, торемифен более благоприятно влияет на гормональный гомеостаз, чем тамоксифен. Это сопровождается лучшей переносимостью торемифена (табл. 3).

Наименьшее число побочных реакций отмечено при приеме Фарестона в отношении желудочных реакций. На фоне приема торемифена прогрессирование процесса наблюдалось у меньшего числа пациенток (7%), чем при использовании тамоксифена (11%).

В комплексной терапии прогрессирующего рака молочной железы использование Фарестона оказалось более эффективным (табл. 4).

Как видно из таблицы, влияние Фарестона на опухолевый процесс в составе комплексной терапии более эффективно, чем тамоксифена: чаще была полная ремиссия, время до начала прогрессирования удлинялось на 1,2 месяца, противоопухолевый эффект при приеме Фарестона выявлен у большего числа пациенток.

Выводы

  1. Торемифен (Фарестон) влияет на изменения гормонального гомеостаза более благоприятно, чем тамоксифен, вызывая менее опасные в плане онкориска сдвиги, особенно выражено его влияние на уменьшение уровня ФСГ в плазме крови.
  2. Фарестон лучше переносится пациентами, чем тамоксифен.
  3. В комплексе терапевтических мероприятий торемифен более эффективен, чем тамоксифен, и может применяться в более высоких дозах.

Литература

  1. Jordan V.C. Tamoxifen for breast cancer prevention // Proc-Soc.Exp. Biol. Med.,1995, №208, p.144-149.
  2. Lippman S.M., Bro P.H. Tamoxifen prevention of breast cancer an instance of the fmgerpost // J.Nat. Cancer Jnst. 1999, № 91, p. 1809-1819.
  3. Новикова Е.Г., Никанорова Л.В., Пронин С.М., Трушина О.И. Гинекологические аспекты длительного применения тамоксифена в лечении распространенного рака молочной железы // Российский онкологический журнал, 2002, № 2, с. 46-50.
  4. Дементьева Н.П., Асе Н.Я., Королева Л.А. и др. Тамоксифен в лечении больных диссеминированным раком молочной железы // Вопросы онкологии, 1981, №8, т. 27, с. 30-34.
  5. Kvinnsland S., Anker G.Dirix L.-Y.et al. High activity and tolerability demonstrated for exemestane in postmenopausal women with metastatic breast cancer who had previously failed on tamoxifen treatment // Eur.J.of cancer 2000, №36, p. 976-982.
  6. Styles J.A., Davies A., Lim C.K. et al. Genotoxicity of tamoxifen, tamoxifen epoxide and toremifene in human lymphoblastoid cells containing human cytochrome P. 450 s. // Carcinogenesis, 1994, v.15, №1, p. 5-9.
  7. Williams G.M., latropoulos M.J., Karlsson S. Initiating activity of the antiestrogen tamoxifen, but not toremifene in rat liver // Carcinogenesis, 1997, v. 18, №11, p. 2247-2253.
  8. Powles T. Chemoprevention in Breast cancer/Abstr. Sym. «Adding Safety to Antiestrogen Gherapy, Amsterdam, 1994, p. 10-11.
  9. Еэро Мянтила. Токсикологическая характеристика и канцерогенные свойства Фарестона и тамоксифена // Сборник докладов симпозиума «Фарестон — новые перспективы антиэстрогенной терапии», М., 1997, с. 37-39.
  10. O.L. Kangas Pharmacology of toremifene // Abr. sympos. «Adding Safety of Antiestrogen Gherapy», Amsterdam, 1994, p. 4-5.