Слава Україні!

Современный взгляд на применение антипсихотических препаратов

Современный взгляд на применение антипсихотических препаратов

Достижения нейропсихофармакологии, результаты масштабных клинических исследований, собственный опыт заставляют специалистов пересматривать устоявшиеся подходы к лечению различных психических заболеваний. Необходимость создания нового руководства по применению антипсихотиков обусловлено, в первую очередь, появлением новых препаратов данной группы и, соответственно, практическим интересом врачей к вопросам выбора препарата, эквивалентности доз, возможности использования в различных клинических ситуациях, достижения комплайенса и т. д.

Подготовила Галина Липелис

Американский консенсус по применению антипсихотиков, принятый в прошлом году, вопросы диагностики шизофрении и ранней «интервенции», сравнительные фармакоэкономические аспекты терапии традиционными нейролептиками и атипичными антипсихотиками, проблемы комбинированной терапии — это неполный перечень вопросов, обсуждавшихся на одном из пленарных заседаний конференции «Актуальные проблемы внедрения принципов доказательной медицины в психиатрическую, судебно-психиатрическую и психотерапевтическую практику», которая состоялась в мае этого года в Ялте.

Доклад доктора медицинских наук, профессора Н. А. Маруты (г. Харьков) был посвящен консенсусу по применению антипсихотической терапии, разработанному в 2003 году мировыми экспертами. «Прежде чем перейти непосредственно к сути соглашения, я бы хотела ответить на вопрос: а судьи кто? Кто выступил в роли экспертов? В большинстве — это врачи, которые имеют стаж работы в психиатрии не менее 25 лет, и практически все они (47 из 50) участвовали в исследованиях по изучению антипсихотиков в течение последних 5 лет», — отметила профессор.

Эксперты рассматривали следующие вопросы. Какие препараты (и их дозы) применять при лечении психоза? Как долго ожидать наступления терапевтической реакции? Каким образом проводить замену препарата и преодолевать осложнения антипсихотической терапии? Какова тактика ведения пациента в случае недостаточного комплайенса?

Что рекомендуют эксперты?

Первый эпизод психоза может протекать с преобладанием позитивной, негативной или смешанной симптоматики. В первом случае большинство экспертов в качестве препарата выбора рекомендуют рисперидон (Рисполепт). При остальных вариантах течения заболевания в отношении препарата выбора консенсус не был достигнут, хотя в качестве первой линии терапии был признан также рисперидон (Рисполепт). При последующих эпизодах психоза рекомендации остаются такими же, за исключением того, что при купировании позитивной симптоматики в ряду препаратов первой линии появляется Рисполепт-Конста (первый инъекционный пролонгированный атипичный антипсихотик).

Относительно доз антипсихотиков следует отметить, что при повторных эпизодах психоза они несколько выше, чем при первичном; а дозы для поддерживающей терапии меньше, чем в острой фазе. Так, суточная доза рисперидона (Рисполепта) в острой фазе при первичном эпизоде составляет 2,5-5 мг (поддерживающая — 2-4,5 мг); при повторном — 4-6,5 и 3,5-5,5 мг/сут, соответственно; наивысшая доза в острой фазе может достигать 10,5 мг/сут.

Что касается лекарственного мониторинга, то более 50% экспертов используют определение плазменных концентраций клозапина и галоперидола для оценки комплайенса и побочных явлений.

Особого внимания заслуживает вопрос о том, как долго ждать начала терапевтического ответа. Безусловно, такой проблемы не возникает, если выраженный эффект достигается достаточно быстро. Но какова должна быть тактика в случае неадекватного ответа? Согласно мнению экспертов, при наличии слабого ответа или его отсутствии на первый антипсихотик время ожидания может составлять 3-6 недель, при частичной реакции — 4-10 недель; неадекватный ответ на второй препарат предполагает также 3-6 недель ожидания при полном отсутствии реакции и 5-11 – при частичном ответе.

В консенсусе представлены подробные таблицы, отражающие эквивалентность доз различных антипсихотиков, что особенно необходимо врачу при переводе пациента с одного препарата на другой.

Говоря о факторах, непосредственно влияющих на корректировку доз, Н. А. Марута подчеркнула, что необходимо всегда принимать во внимание характер сопутствующей терапии (если она проводится), возраст, наличие заболеваний печени, кроме того, определенное значение могут иметь кардиоваскулярная патология, почечная недостаточность, курение, вес и пол больного. При выборе дозы препарата особую роль играет возраст пациента. Есть три категории больных, которые нуждаются в специфическом подходе не только в отношении выбора дозировки, но и самого препарата; это — дети, подростки и пожилые лица. Так, согласно мнению экспертов, в лечении детей нежелательно использовать клозапин и арипипразол. Суточная доза рисперидона (Рисполепта) для детей составляет 1-2 мг, для подростков — 2,5-4 мг, для пожилых пациентов — 1,5-3,5 мг и 1-3 мг (при деменции и психозе).

«Что делать, если мы не получаем ответа на антипсихотическую терапию в адекватных дозах? Казалось бы, ответ простой — переключать на другой препарат. Но подавляющее большинство экспертов считают, что нужно увеличивать дозу препарата (целевая суточная доза рисперидона может достигать 10 мг), и только 16% из них говорят о смене антипсихотика. Если все-таки наше решение склоняется в сторону последнего, то каковы будут рекомендации? При неадекватном ответе на рисперидон (Рисполепт) первым препаратом, на который надо переводить больного, является оланзапин. Этого мнения придерживаются половина экспертов, также с этой целью могут быть использованы арипипразол, клозапин, кветиапин, зипразидон. Но что интересно, все атипичные антипсихотики в случае необходимости следует заменять, в первую очередь, на рисперидон (Рисполепт). Надо учитывать, что при первом переходе целевая доза Рисполепта может возрастать до 7, а при втором — до 8 мг в сутки», — подчеркнула профессор Н. А. Марута.

В случае рецидива большое значение следует придавать степени комплайенса. Проблем не возникает, если есть высокая приверженность терапии, то есть пропуск приема препарата не превышает 20%. Ситуация гораздо хуже в случае низкого комплайенса или вообще при его отсутствии. И здесь незаменимой становится новая форма рисперидона — Рисполепт-Конста — в качестве препарата первой линии.

В завершение выступления профессор остановилась на выборе антипсихотика для пациентов с осложнениями. Так, например, при агрессивном поведении препаратами первой линии выступают клозапин и рисперидон (Рисполепт), второй — оланзапин и Рисполепт-Конста; при суицидальном поведении — клозапин и рисперидон (Рисполепт), возможно назначение оланзапина и зипразидона. По препаратам первой линии при дисфории/депрессии и когнитивных нарушениях четких рекомендаций нет, но во второй линии терапии при этих стояниях рекомендуется Рисполепт и Рисполепт-Конста. В качестве дополнительной терапии при агрессивности могут быть использованы вальпроаты и литий, при суицидальном поведении и депрессии — СИОЗС, венлафаксин и другие.

Концепция «трех И»

«Чем раньше начинается лечение больных шизофренией, тем лучше его результаты, быстрее удается достичь ремиссии, реже возникают дефектные состояния. Поэтому сегодня в мировой практике рекомендуется ранняя «интервенция» в психоз, она обеспечивает достоверно лучший проспективный исход», — так начала свое выступление доктор медицинских наук, профессор Л. Н. Юрьева (г. Днепропетровск).

В мае прошлого года на конференции АРА, которая проходила в Сан-Франциско, была озвучена концепция «трех И» — ранняя идентификация, ранняя интервенция и быстрое купирование симптомов.

При остром начале заболевания выявить его не представляет трудности, проблемы возникают в случае длительного продромального периода, когда имеют место утрата интересов, выраженные нарушения личной гигиены, значительная изоляция или аутизм, странности в поведении, тревога, обеднение речи, необычные перцевтивные ощущения и другие симптомы, на основании которых сложно установить диагноз шизофрении.

Стоит ли лечить такого пациента или следует подождать, пока у него разовьется классический психоз, и только после этого начинать лечение? Достаточно красноречиво на этот вопрос отвечают данные многоцентрового двойного слепого плацебо контролируемого исследования, в котором McGlashan et al. изучали влияния антипсихотиков на течение психоза у пациентов с продромом заболевания. Надо отметить, что критерием включения служила оценка по шкале SOPS (Scale Of Prodromal Symptoms), у 44% пациентов в семейном анамнезе были указания на наличие психических заболеваний.

Всех больных распределили на две группы, одни получали атипичный антипсихотик, а другие — плацебо. Через год наблюдения развитие психоза отмечалось у 16% пациентов, которые принимали атипичный антипсихотик, и у 35% больных контрольной группы. Под влиянием препарата достоверно снижалась выраженность продромальных симптомов, положительная динамика была отмечена уже на 16-32-й неделе лечения.

Профессор также привела результаты исследования по применению антипсихотической терапии на стадии продрома, проведенного на базе кафедры психиатрии ФПО ДГМА. К концу 6-8-й недели наблюдения на фоне приема Рисполепта отмечалась достоверная редукция позитивной и негативной симптоматики.

Мировые эксперты сегодня настоятельно рекомендуют использовать новые антипсихотики, в частности Рисполепт, в первой линии терапии шизофрении в большинстве клинических ситуаций, включая продромальный период.

«Но возможно ли с помощью Рисполепта купировать острое состояние (возбуждение)? С этой целью традиционно применяют бензодиазепины, которые не всегда достаточно эффективны; инъекционные нейролептики, что, по сути, уже вчерашний день. Сегодня вполне возможно купировать острые симптомы с помощью Рисполепта, как это рекомендует консенсус, благодаря появлению новой формы препарата — раствора для перорального применения», — подчеркнула докладчик.

В феврале этого года на XII конференции по лечению шизофрении в Давосе (Швейцария) Elmars Rancans представил результаты открытого исследования, в котором приняло участие 260 больных. Исследователи ставили своей целью изучение эффективности раствора Рисполепта в отношении купирования симптомов острого психоза. Оценку проводили по следующим симптомам: ажитация, бред, галлюцинации, мания. Критериями безопасности являлись наличие и выраженность экстрапирамидной симптоматики.

Исследование проводилось в течение недели. Уже на 2-й день приема препарата достоверно снижалось выраженность проявлений острого психоза. При этом Рисполепт назначали в первый день в среднем по 3,96 мг, постепенно увеличивая суточную дозу, на 7-й день лечения она составила 4,53 мг, в крайних случаях — 6 мг/сут в 2-3 приема. Монотерапия раствором Рисполепта была эффективна у 73% больных, остальным проводили комбинированное лечение, в половине случаев к основному препарату добавляли бензодиазепины.

На конференции были представлены данные еще одного исследования (Currier GW, Simpson GM, 2001), в котором пациентам с острым психотическим возбуждением проводили комбинированную терапию: раствор Рисполепта per os по 2 мг + лоразепам per os по 2 мг или галоперидол в/м по 5 мг + лоразепам в/м по 2 мг. По результатам исследования был сделан следующий вывод: пероральный раствор Рисполепта по эффективности не уступает галоперидолу (в/м) в купировании острого психотического возбуждения.

Кроме того, к преимуществам Рисполепта, в первую очередь, относится его более высокая безопасность, по сравнению с традиционными нейролептиками, также большое значение имеет неинвазивность применения, отсутствие проблемы последующего перевода на поддерживающую терапию и простота в дозировании (1 мл=1 мг Рисполепта).

«По данным российских коллег, которые имеют достаточно большой опыт работы с новой формой препарата, по скорости наступления антипсихотического эффекта и переносимости Рисполепт в растворе превосходит не только традиционные нейролептики, но и, вероятно, Рисполепт в таблетках», — подчеркнула Л.Н. Юрьева.

Таким образом, концепция ступенчатой терапии психоза складывается из ранней диагностики, раннего начала терапии («интервенции»), быстрого купирования психоза атипичными антипсихотиками (раствор Рисполепта) и длительной противорецидивной терапии (Рисполепт в таблетках и инъекции Рисполепт-Конста).

К вопросу о фармакоэкономике

Нужно сказать, что применениe новых антипсихотиков в Украине, в частности Рисполепта, это — вопрос, в большей степени, не преимуществ препарата, а фармакоэкономики. Именно эту тему затронул в своем выступлении доктор медицинских наук В. Я. Пишель (г. Киев). Его доклад был посвящен современным подходам в терапии шизоаффективных расстройств, их клиническим и фармакоэкономическим аспектам. В. Я. Пишель представил вниманию аудитории данные исследования, в котором сотрудниками Украинского НИИ социальной, судебной психиатрии и наркологии проводилась оценка клинической и экономической эффективности терапии шизоаффективных расстройств с использованием атипичного антипсихотика (Рисполепта) в сравнение со стандартной терапией. Полученные результаты позволили сделать следующие выводы. Терапия Рисполептом приводит к сокращению сроков госпитализации и увеличению продолжительности ремиссии в сравнении с нейролептиками. При лучшем профиле переносимости и безопасности темп редукции позитивной психопатологической симптоматики при приеме Рисполепта сопоставим с нейролептиками, а негативных и аффективных расстройств достоверно выше.

За счет сокращения длительности госпитализации средняя стоимость стационарного лечения пациента Рисполептом соответствует финансовым затратам при назначении стандартной терапии. Среднесрочный прогноз стоимостных затрат на стационарное лечение свидетельствует об экономической эффективности применения Рисполепта у больных с шизоаффективными расстройствами.

Перспективы психофармакотерапии в детском возрасте

Кандидат медицинских наук И. А. Марценковский (г. Киев) остановился на возможностях применения атипичных антипсихотиков у детей.

Возможности медикаментозной терапии в детской психиатрической практике чрезвычайно ограничены. Это связано, с одной стороны, с более высоким риском возникновения побочных эффектов, с другой — с отсутствием контролированных исследований, которые позволили бы более широко использовать новые препараты.

На сегодняшний день в детской психиатрической практике используют противосудорожные препараты, ингибиторы обратного захвата серотонина, психостимуляторы, антипсихотики.

Говоря о возможностях и перспективах медикаментозной терапии, в частности антипсихотической, надо отметить, что появление новых препаратов этого класса стало значительным прогрессом. По сравнению с конвенционными нейролептиками, атипичные антипсихотики имеют лучшую переносимость, более того, они способны не только не ухудшать, но при длительном применении и повышать когнитивное функционирование, что, в свою очередь, увеличивает возможности социальной реабилитации маленьких пациентов. Это имеет колоссальное значение, которое сложно переоценить.

Надо отметить, что проведение фармакотерапии у детей требует особой осторожности. Это связано, в первую очередь, с особенностями фармакологических свойств психотропных препаратов в детском возрасте. Нелинейная фармакокинетика реально затрудняет прогнозирование клинической эффективности и переносимости лекарственного средства в зависимости от его дозы, то есть нарушается взаимосвязь в модели «доза-эффект».

Между собой атипичные антипсихотики не имеют значительных фармакокинетических различий. Показатели адсорбции всех препаратов данной группы варьируют в небольших пределах; пик концентрации после приема рисперидона, оланзапина, кветиапина, зипразидона достигается через 2-4 часа; их концентрация в ЦНС превышает таковую в плазме крови.

Нельзя забывать, что из-за высокой липофильности все атипичные антипсихотики имеют тенденцию к кумуляции в тканях, а у дошкольников больший, чем у детей старшего возраста, удельный вес жировой ткани. Кроме того, атипичные антипсихотики метаболизируются в печени, и, следовательно, их период полувыведения также зависит от возраста ребенка. Таким образом, препарат, с одной стороны, быстро элиминируется, что затрудняет возможность создания терапевтической концентрации, а с другой — может кумулироваться в жировой ткани, что влечет за собой повышение риска развития побочных эффектов. Интенсивность метаболизма зависит от массы печени: если у грудного ребенка она составляет 40-50% от общего веса, то у 6-летнего — 30%.

«Как выйти из такой ситуации, какова должна быть тактика? Возможны два варианта: назначение высоких доз в пересчете на 1 кг массы тела либо, что чаще используется, более дробный прием препарата. В нашей практике мы назначаем детям до 6 лет антипсихотик 4 раза в сутки, а в возрасте 6-12 лет — 3 раза. Надо сказать, что в этом плане нам значительно облегчило задачу появление Рисполепта в форме раствора, — отметил докладчик. — Это позволяет четко дозировать препарат, думаю, вы сами понимаете, что разделить таблетку на абсолютно равные три части довольно сложно».

Наиболее частыми побочными эффектами терапии атипичными антипсихотиками у детей и подростков являются усиление тревоги или ажитация на этапе подбора доз или формирования равновесной концентрации, головокружения и сомнолентные нарушения, головные боли, инсомнии, тахикардия, сухость во рту, запоры и аллергические реакции. Последние достаточно часто становятся причиной отказа от терапии. Надо сказать, что наименьший риск развития аллергических реакций при приеме кветиапина, наибольший — зипразидона.

Клинически значимый побочный эффект — увеличение массы тела, наблюдающееся приблизительно у 25-40% детей в возрасте до 8 лет. Значительное увеличение веса при назначении рисперидона детям дошкольного и младшего школьного возраста наблюдается в 50%, при лечении оланзапином — в 100% случаев. Применение Рисполепта в виде раствора и переход на 3-5-кратный режим приема препарата позволяют снизить частоту этого побочного эффекта в 3 раза. В случае значительного увеличения массы тела целесообразно добавить к антипсихотику топирамат (Топамакс) в дозе 50-100 мг/сут.

Далее И. А. Марценковский коротко представил результаты клинического исследования, проведенного сотрудниками отдела медико-социальной реабилитации детей и подростков с психическими и поведенческими расстройствами Украинского НИИ социальной, судебной психиатрии и наркологии. В исследовании оценивалось влияние терапии Рисполептом на когнитивное и социальное функционирование детей с общими нарушениями развития. Пациенты были разделены на 3 группы: получавшие монотерапию Рисполептом; помощь в виде сенсорной интеграции и когнитивных, поведенческих и социальных навыков; комплексную терапию (Рисполепт + реабилитационные мероприятия).

Оценку клинических нарушений проводили по шкале PANSS, расстройств когнитивного функционирования — по тестам CANTAB и COGTEST, социального функционирования — по SAFE, качества жизни больного ребенка и его семьи — по ILK.

Докладчик акцентировал внимание на том, что под воздействием Рисполепта редукция симптоматики по PANSS наблюдается уже в первые три месяца. Монотерапия низкими дозами Рисполепта в течение длительного времени приводила к достоверному улучшению показателей когнитивного функционирования. Наилучшие результаты по всем критериям были получены в третьей группе, где прием препарата сочетался с проведением медико-социальной реабилитации ребенка.

«Основной тезис, на который мне хотелось бы обратить внимание, заключается в следующем. Сама идея назначения атипичных антипсихотиков предполагает максимальную ресоциализацию ребенка или подростка, сохранения его роли в семье. Если больной месяцами находится в стационаре, то лишено смысла противопоставлять действие препаратов нового поколения конвенционным нейролептикам. По собственному опыту могу сказать, что ни один подросток с юношеской шизофренией, выявленный за последние три года, и с которыми мы работаем, не был госпитализирован, все они получали помощь только амбулаторно», — подчеркнул И. А. Марценковский.

О проблеме комбинированного использования антипсихотических препаратов

Приглашение к дискуссии прозвучало в докладе кандидата медицинских наук С. А. Малярова (г. Киев). Его выступление было посвящено проблеме комбинированного использования антипсихотических средств.

«В настоящее время в терапии шизофрении и других психотических расстройств достаточно широко используется комбинированное назначение антипсихотических препаратов. По всей видимости, такая тактика существует с момента появления второго по счету после хлорпромазина (аминазина) нейролептика, — отметил докладчик. — Довольно часто врач рассуждает следующим образом: если один препарат обладает хорошим эффектом, то два препарата могут быть еще лучше. Второй вариант, если обычная дозировка препарата не очень хорошо переносится больным, то ее снижение и добавление другого препарата в «микродозировках» могут повысить эффективность терапии при меньшей выраженности побочных эффектов. Подобные рассуждения далеко не всегда имеют научный смысл, не находят подтверждения в клинической практике и, более того, могут приводить к отрицательным последствиям».

Среди врачей-клиницистов существует практика перевода с одного нейролептического препарата на другой путем различных вариантов наложения. Например, постепенная отмена одного нейролептика на фоне наращивания дозировки другого. В большинстве случаев необходимости в этом нет, так как после отмены нейролептика существует определенный период его последействия, поэтому нет оснований для опасений по поводу повышения риска возникновения обострения.

Другим вариантом комбинирования нейролептиков является сочетанное назначение таблетированного препарата с депо-формой. Не говоря уже о нецелесообразности назначения такой схемы, ее надежность не сопоставима с негативными последствиями — ростом риска экстрапирамидных осложнений.

И все же наиболее распространенной практикой является комбинация аминазина и галоперидола. Считается, что умеренные дозы каждого из препаратов позволяют уменьшить седативное действие аминазина, предотвратить экстрапирамидное действие галоперидола и одновременно сохранить достаточную эффективность в отношении психотической симптоматики. В большей степени этим требованиям соответствует назначение атипичного антипсихотического средства, не обладающего излишним седативным действием и не вызывающего экстрапирамидные расстройства. Даже в тех случаях, когда эти препараты недоступны пациенту с финансовой точки зрения, полипрагмазии можно избежать, оптимизируя дозу нейролептика и потенцируя его эффективность дополнительным назначением транквилизаторов, антидепрессантов и стабилизаторов настроения.

По данным литературы, с появлением Рисполепта некоторые специалисты пытались преодолеть терапевтическую резистентность у психотических больных добавлением малых доз этого препарата к основному нейролептику. В других сообщениях приводится противоположная схема — добавление малых доз нейролептика к основному атипичному антипсихотику.

В погоне за полным подавлением продуктивной психотической симптоматики при добавлении нейролептика не достигается ли потеря основных доказанных (уменьшение риска экстрапирамидных расстройств) и вероятных (уменьшение негативной симптоматики и повышение когнитивного функционирования) преимуществ атипичных антипсихотиков? Какие критерии терапевтической резистентности используются в разных странах, городах, больницах и, самое главное, отдельными врачами? Существуют ли показания для назначения двух и более типичных нейролептиков? Это лишь небольшая часть вопросов, которые прозвучали в выступлении, приглашая к дискуссии, но, пожалуй, и этого достаточно, чтобы задуматься: чем должен руководствоваться врач, назначая комбинированную терапию антипсихотиками?

«Большинство психиатров в повседневной практике используют полипрагмазию. При этом часть из них — убежденные сторонники этой полипрагмазии, другие же — застенчиво высказываются в пользу монотерапии. Важно, чтобы мы в своей аргументации использовали накопленный клинический опыт, данные доказательной медицины и знания о механизмах действия лекарственных средств», — акцентировал С.А. Маляров.

Противорецидивная терапия: препарат, доза, длительность

Кандидат медицинских наук С. И. Плющ (г. Киев) в качестве темы для обсуждения предложил тактику проведения противорецидивной терапии шизофрении.

Если говорить о длительности лечения, то все существующие на сегодняшний день консенсусы рекомендуют при первом эпизоде проводить противорецидивную терапию на протяжении двух лет, при повторных — пяти лет, при частых обострениях — пожизненно. Гораздо больше дискуссий вызывает выбор препарата.

Докладчик привел результаты исследований последних двух лет по этой теме. В первом из них (Chernansky et al., 2002) приняли участие 365 пациентов с хронической шизофренией, наблюдение проводилось 799 дней. В исследовании изучали эффективность противорецидивной терапии Рисполептом в сравнении с галоперидолом. При назначении стандартного нейролептика время до обострения в среднем составляло в среднем 391 день, при приеме атипичного антипсихотика — 452 дня, риск рецидива под воздействием Рисполепта снижался на 48%.

Исследование Schooler et al. (2003) длилось 4 года, в нем приняли участие 535 пациентов с первичными эпизодами шизофрении. Это — самое крупное исследование у данной категории больных. В нем также показана достоверная разница в отношении вероятности развития рецидива при использовании галоперидола и Рисполепта в пользу последнего.

Приведенные результаты исследований стали предметом дискуссий среди специалистов всего мира. Вот что по этому поводу писал известный критик концепции противорецидивной терапии атипичными антипсихотиками, доктор John Geddes: «Исследование Chernansky — одно из первых адекватных по дизайну и информативности исследований по поддерживающей терапии шизофрении атипичными антипсихотиками… Но доказательств по противорецидивной активности других атипиков недостаточно». Таким образом, возникают следующие вопросы. Противорецидивный эффект — классовый признак атипичных антипсихотиков? И чем они в действительности являются — гетерогенной группой препаратов или одним терапевтическим классом?

Чтобы ответить на эти вопросы, было выполнено несколько исследований. В 2003 году опубликована работа Rosenheck et al., по дизайну полностью соответствующая исследованию Chernansky, но в ней сравнивалась эффективность галоперидола и оланзапина. Результаты получены совершенно другие. Показано отсутствие различий между оланзапином и галоперидолом по противорецидивному эффекту. По данным метаанализа (Leucht et al., 2003), применение Рисполепта по сравнению с другими атипичными антипсихотиками приводит к достоверно меньшему риску неудачи терапии.

«Говоря о дозах препарата, хочу напомнить, что в исследовании Chernansky доза рисперидона в среднем составляла 4,9 мг/сут. В достаточных ли дозах мы используем этот препарат? Безусловно, повышение дозировки связано с увеличением финансовых затрат, что в значительной степени ограничивает возможности лечения. Но если взглянуть на это с медицинской точки зрения, то какая доза является адекватной — 2, 3 или 4 мг?», — так обозначил проблему С. И. Плющ.

Есть еще один аспект, возможно, более важный, чем выбор препарата, его дозировка и длительность приема, — соблюдение режима терапии. В противном случае все остальное теряет смысл. Соблюдение комплайенса — залог успеха противорецидивной терапии. И решением этой проблемы может стать Рисполепт-Конста — первый и единственный пролонгированный инъекционный антипсихотик, который прошел регистрацию в Украине в мае этого года.

Эти и другие доклады, представленные на пленарном заседании, стали темой дискуссий специалистов. Безусловно, большинство затронутых проблем не могут быть решены за несколько часов. Но эта встреча позволила их сформулировать, обобщить знания и накопленный опыт, дать им оценку с позиции доказательной медицины, а точки над «і» расставит практика.