Слава Україні!

Григорий Тимен: «Когда ребенок говорит спасибо, это несравнимо с благодарностью взрослого человека»

Григорий Тимен: «Когда ребенок говорит спасибо, это несравнимо с благодарностью взрослого человека»

Мне на удивление повезло: в коридоре отдела ЛОР-патологии детского возраста Института отоларингологии им. А.И. Коломийченко АМН Украины – только несколько мам с детьми, ожидающих консультации, вот, собственно, и все посетители. Обычно у кабинета руководителя отдела, члена-корреспондента АМН Украины, заслуженного деятеля науки и техники Украины, доктора медицинских наук, профессора Григория Элиазаровича Тимена собирается много людей. День, назначенный мне для встречи, оказался неоперационным, и, осмотрев последнего пациента, профессор приглашает меня в кабинет.

Подготовила Эльвира Сабадаш

Мы встречались с заведующим отделом ЛОР-патологии детского возраста, профессором Г.Э. Тименом в июле 2003 года, после проведенной впервые в Украине кохлеарной имплантации ребенку по поводу глухоты. Девочка 8,5 лет хорошо перенесла операцию и к нашему приезду уже готовилась к обучению. Врачи и сурдопедагоги считают, что наибольший эффект после такой операции можно ожидать у детей до пяти лет, поэтому мой первый вопрос Григорию Элиазаровичу: «Какова судьба Тани?»

– Сегодня успех операции мы оцениваем как удовлетворительный, девочка успешно занимается с сурдопедагогом. Безусловно, мы надеемся, что наша пациентка будет говорить достаточно хорошо, но возраст, в котором ей была произведена кохлеарная имплантация, пока несколько ограничивает ее возможности. За минувший год в нашем отделе произведено 16 кохлеарных имплантаций, в декабре мы поставили даже своеобразный рекорд, выполнив за два дня 9 операций. В них участвовала бригада хирургов – кандидаты медицинских наук Б.Н. Миронюк, Д.Д. Заболотная, профессор из Словакии И. Профант и ваш покорный слуга. Всех прооперированных детей обучают сурдопедагоги, и я надеюсь, что мы получим такие же положительные результаты, что и у прооперированного более полугода назад мальчика, которому было 2 года 4 месяца, сегодня он уже владеет определенным набором слов. Мы ждем, что он скоро приедет и будет рассказывать нам стихи. Без такой операции ребенок был обречен на немоту.

– Григорий Элиазарович, первая кохлеарная имплантация проведена благодаря спонсорской поддержке. Что-то изменилось за это время?

– Да, мы очень благодарны правительству Украины, Академии медицинских наук, Министерству здравоохранения, которые смогли, наконец, выделить средства для государственной закупки имплантатов. Это очень дорогостоящие аппараты, до начала государственного финансирования проводились лишь единичные операции, в основном, за счет спонсоров.

Для профессора Г.Э. Тимена Институт отоларингологии им. А.И. Коломийченко АМН Украины, куда он ежедневно спешит на работу, давно стал родным. Основал его в 1960 году выдающийся врач и ученый, профессор, член-корреспондент НАН Украины Алексей Исидорович Коломийченко. «К великому счастью, это – мой учитель и в работе и по жизни», – уточняет Г.Э. Тимен.

– Если говорить об Алексее Исидоровиче Коломийченко как о человеке – это многогранная глыба, как о враче – это потрясающая человечность и энциклопедические знания. Я помню его, как человека неиссякаемой энергии и больших организаторских способностей. Это был прекрасный хирург: в технике выполнения операции он был искусен, а по смелости ему не было равных. Хирургические способности А.И. Коломийченко были безграничными – он умел делать все. Благодаря ему слухулучшающая помощь получила развитие по всем направлениям не только в Украине, но и за ее пределами.

Он был очень требователен по отношению к себе и своим сотрудникам, которым не уставал повторять: «Вы должны работать 20 часов в сутки, но при этом не забывать о семье, успевать читать, посещать театры, ходить в кино, заниматься спортом». Его побаивались, но уважали за талант и справедливость. А.И. Коломийченко мне запомнился, как человек суровой внешности, но физически выносливый и высокоинтеллектуальный. В последние годы жизни он по-прежнему занимался хирургией, очерчивал перспективы развития отоларингологии, что мы, его ученики, ощущаем и по сей день.

Наш институт носит имя своего основателя, что, на мой взгляд, не просто заслуженно и оправданно. Его имя – своего рода символ, способствующий развитию Института и воспитанию прекрасных ученых и врачей.

С первых дней работы Института под руководством А.И. Коломийченко велась серьезная научная работа, которая охватывала все актуальные вопросы отоларингологии. За разработанную совместно с отоларингологами России и Грузии операцию при отосклерозе в 1964 году ему была присуждена Ленинская премия. Эти операции проводятся вот уже свыше 40 лет. Много внимания уделял А.И. Коломийченко разработке тонзиллярной проблемы, лечению заболеваний полости носа и околоносовых пазух, ЛОР-онкологии. Научные направления, заложенные им, продолжают успешно развиваться под руководством директора Института, члена-корреспондента АМН Украины, доктора медицинских наук, профессора Д.И. Заболотного.

– Операции кохлеарной имплантации у взрослых в нашем институте начали выполнять с 90-х годов в отделе тимпанопластики. Одновременно под руководством профессора Д.И. Заболотного в нашем отделе работали над созданием отечественного кохлеарного имплантата, образец которого был апробирован нами у двух-трех больных. К сожалению, работа над отечественным образцом из-за финансовых трудностей не была доведена до конца, и сегодня мы вынуждены использовать разработки зарубежных специалистов.

Мне, наверное, стоит более подробно рассказать об исследованиях, которые велись и ведутся в руководимом мною отделе? Много внимания было отдано изучению лазерного излучения, моя докторская диссертация так и называлась «Экспериментальное обоснование и клиническое использование лазерного излучения в отоларингологии». Со временем было создано целое научное направление. Со дня создания отдела, с чернобыльского 1986 года, разрабатываются вопросы диагностики, лечения и реабилитации детей с сенсоневральной тугоухостью и глухотой, венцом чего стала кохлеарная имплантация; изучается тонзиллярная проблема, совершенствуются хирургические вмешательства при воспалительных, в том числе гнойных заболеваниях органа слуха у детей, секреторных отитах, аномалиях наружного и среднего уха, новообразованиях, а также техника эндоскопических операций на ЛОР-органах.

Мы не оставляем без внимания заболевания верхних дыхательных путей, в частности воспаления полости носа и околоносовых пазух, работаем над совершенствованием и внедрением так называемых неинвазивных методов лечения гайморита. Не секрет, что и сегодня при развитии у ребенка экссудативного процесса во многих даже высококвалифицированных учреждениях лечение начинают с пункции гайморовой пазухи. Мы разработали комплексное лечение и доказали, что при адекватном назначении лекарственных средств и физиотерапевтических процедур можно получать такие же эффективные результаты, как и при применении инвазивных методов, причем часто – за более краткий срок.

Основным направлением работы отдела остается слуховспоможение, которое охватывает все заболевания уха. Пользуясь случаем, я хочу обратиться к читателям газеты с информацией о том, что в настоящее время все дети Украины с заболеваниями уха имеют возможность обратиться в поликлинику отдела ЛОР-патологии детского возраста без направления, потому что, к сожалению, мы нередко сталкиваемся с ситуацией, когда это направление получить сложнее, чем приехать в институт. Особенно это касается детей с острой и тяжелой ЛОР-патологией различного генеза, с опухолевыми заболеваниями, когда оказание помощи должно быть квалифицированным и своевременным.

Огромную работу проводит отдел по слухопротезированию – реабилитации тугоухих детей с помощью слуховых аппаратов – в тех случаях, когда ни консервативные, ни хирургические методы лечения улучшить слух не могут. Чаще всего это происходит при сенсоневральном поражении органа слуха. Иногда протезирование необходимо при смешанной тугоухости с одновременным поражением звукопроведения и слухового нерва, что также является предметом нашего изучения.

Мы выполняем пластические операции при различных аномалиях и деформациях ЛОР-органов, в том числе и по воссозданию ушной раковины в случае ее отсутствия. К сожалению, еще никому в мире, в том числе и нам, не удавалось достичь полного соответствия с рельефом нормальной ушной раковины. Надеюсь, это дело времени.

Естественно, что проделанная и ведущаяся работа была бы невозможной без коллектива отдела, где трудятся замечательные врачи и ученые. Это – главный научный сотрудник, доктор медицинских наук В.Н. Писанко, кандидаты медицинских наук П.В. Винничук, Л.И. Кобзарук, И.В. Кузик, К.А. Хоцяновский, А.Н. Голод, Е.Г. Чащевая, Б.Н. Миронюк; заслуженный врач Украины И.Ф. Сребняк; анестезиологи Е.Т. Свистун, Е.Л. Осадчук; врачи И.Н. Возняковская, И.И. Смольяникова, Т.В. Кириллова, Л.А. Кудь, С.П. Чубко; сурдопедагоги С.Н. Соколовская, Е.И. Чернышова, В.О. Острикова, Е.К. Иваницкая, И.А. Тименко, сестры, нянечки, лаборанты. Всем им я обязан и искренне благодарен.

– Григорий Элиазарович, отделом проведена огромная работа, разрабатываются новые методы консервативного и оперативного лечения. А свои первые шаги здесь вы помните?

– Конечно. После окончания с отличием лечебного факультета Киевского мединститута меня направили в Обуховский район. Там я работал на скорой помощи, а все свободное время отдавал общей хирургии. Мне предложили работу в детском отделении Института, которое возглавляла мой второй учитель, профессор Елена Андреевна Евдощенко. Под ее руководством я защитил кандидатскую диссертацию и признателен ей в той же степени, что и А.И. Коломийченко. Она прекрасно оперировала: очень красиво и анатомично. Когда в 1986 году возникла идея вновь создать детский отдел, заняться этой работой предложили мне.

Посвящать себя медицине или нет – Г.Э. Тимен сомневался. Большую роль в его выборе сыграли родители, брат и сестра, посвятившие себя этой науке. 
– От решения поступать в медицинский институт меня останавливала боязнь «анатомички». Но поступив, я уже через месяц освоился и на экзамене по анатомии даже получил «отлично с отличием» (оценка «пять с плюсом» – Авт.). Мне было не только очень интересно учиться. К собственному удивлению, я почувствовал истинную тягу к будущей профессии. Думаю, что в этом значительную роль сыграл мой душевный склад. Возможно, это и профессиональный недостаток, но я очень сочувствую людям, искренне переживаю их боль. И если я точно знаю, что именно нужно сделать для того, чтобы ее облегчить, поверьте, большего счастья для меня не существует.

– Работа с детьми, насколько интересна, настолько и ответственна?

– Я бы выразился иначе: работа с детьми – самая тяжелая и самая приятная. Проработав 25 лет со взрослыми пациентами, я могу сравнивать. И проблема не в том, что у детей миниатюрные ЛОР-органы, современная микроскопическая техника позволяет нивелировать разницу в размерах. Дело в том, что у детей заболевания порой протекают более агрессивно, чем у взрослых. Недостаток иммунитета у детей нередко приводит не только к плохому заживлению, но и к непредвиденным осложнениям в ряде случаев, это врачу необходимо знать и предвидеть.

Однако, несмотря на эти трудности, с детьми, безусловно, работать очень приятно. Они искренни, любопытны, совершенно открыты. Что может быть лучше их смеха и блеска глаз! Они способны создавать вокруг себя душевную атмосферу, вызывать положительные эмоции. А когда ребенок говорит тебе спасибо за то, что ты его вылечил, это несравнимо с благодарностью взрослого человека!

– Расскажите, пожалуйста, о наиболее запомнившемся случае?

– В моей практике был случай, вспоминая о котором, я всегда очень волнуюсь. В отделение поступила девочка без сознания в возрасте 2 года и 3 месяца с папилломатозом гортани. Мы срочно выполнили ей трахеостомию, расчистили гортань от папиллом, но поскольку в сознание она не приходила, ее перевели в реанимацию к профессору А.И. Трещинскому. В реанимации она находилась месяц, потом снова поступила к нам с диагнозом декортикация, децеребрация. Девочка была деканулирована. Хотя рефлексы у ребенка продолжали отсутствовать, общее состояние постепенно стабилизировалось. Через некоторое время девочку выписали. Дома родители окружили ее любовью и заботой, а через два месяца вновь привезли задыхающуюся к нам. Помню, меня вызвали ночью, я сделал операцию. Девочка опять пробыла в клинике месяц, получила необходимое лечение. При выписке мама пришла ко мне и сказала: «Вы не поверите, но у малышки появились рефлексы». Честно говоря, в тот момент я этого не увидел и попросил родителей приезжать на обследование каждый месяц, если состояние ребенка будет стабильным, девочка не будет задыхаться, то приезжать необязательно, достаточно звонка, чтобы я знал, как она себя чувствует. Прошло какое-то время, рефлексы у ребенка действительно появились. Когда ее привезли через полгода на обследование, она говорила какие-то слова. Мы снова назначили ей необходимое лечение и с удивлением наблюдали, как практически безнадежный ребенок постепенно возвращался к жизни. Потом она появилась у нас перед школой, немного тянула правую ногу. Я ее спросил: «Кем ты хочешь стать?» «Тименом», – ответила она.

– На ваш взгляд, какие качества должны быть присущи врачу?

– Во-первых, для того чтобы работать в медицине, нужно любить людей и сопереживать им независимо от того, кто твой пациент – близкий или незнакомый человек, товарищ или недруг, идеологический партнер или противник, представитель одной с тобой расы или нет. Согласно клятве Гиппократа ты обязан помочь человеку, используя свои знания и опыт, которые приобрел в институте и работая врачом. Настоящий врач никогда не прекращает учебу, в противном случае он будет лишь ремесленником и никогда не сможет соответствовать современным требованиям, владеть знаниями, которые из года в год претерпевают изменения и совершенствуются. И еще одно, может быть, главное – не только учиться, но и учить. Как говорил А.И. Коломийченко: «Ученый или врач без учеников – жалкое явление».

– Григорий Элиазарович, признайтесь, 20 часов в сутки – работа, в остальное время – кино, театры, книги, именно так и происходит в вашей жизни?

– Нет. Моя жизнь, как и у большинства моих коллег, – это ненормированная, каждодневная работа без суббот и воскресений. В моем отделе работают молодые специалисты, доктора и кандидаты медицинских наук, соискатели. Многие из них трудятся в регионах Украины, некоторые – в ближнем и дальнем зарубежьи, но я надеюсь, это временное явление. Все они – мои воспитанники, которыми я, безусловно, горжусь. Могу с уверенностью сказать, что работают они со знанием дела, с азартом и полной отдачей. И учатся, как и подобает настоящим врачам, вставшим на стезю служения медицине.