Слава Україні!

Валеология против депопуляции. Основы концепции Государственной программы

Валеология против депопуляции. Основы концепции Государственной программы

В нашей стране среди множества проблем, требующих срочного разрешения, есть одна, не решив которую, остальными можно не заниматься: некому будет воспользоваться плодами усилий государственных мужей. Речь идет о депопуляции. Темпы этого процесса таковы (ежегодно население страны сокращается на 0,8-1%), что уже просто непорядочно использовать термин, не отражающий всей трагичности процесса. Нужно говорить о вымирании украинского народа: за последние 14 лет нас стало меньше на 4,5 миллиона. Происходит то, что С.А. Томилин называл «самоубийством всего народа».

Г.Л. Апанасенко, д.м.н., профессор, председатель проблемной комиссии МЗ и АМН Украины «Санология и валеология»

Что такое вымирание и почему оно происходит? Это означает, что в стране умирает людей больше, чем рождается. А вот почему это происходит – однозначного ответа нет. Общепризнано, что в основе вымирания лежат экономический кризис и обнищание населения, но упрямая статистика говорит о том, что кризис начала 30-х годов, который поразил США и Европу и по своим масштабам вполне сравним с нашим, не привел к депопуляции: и рост смертности, и падение рождаемости были несущественными (см. нашу статью в «ЗУ» №10, 2004). Значит, экономический кризис здесь ни при чем. Этот вывод подтверждается еще одним фактом: оказывается, увеличение смертности в Украине происходит с начала 60-х годов, когда мы жили не так уж плохо. С тех пор показатели смертности неуклонно растут вместе с ростом благосостояния населения.

В чем причины депопуляции

Многие видят причину депопуляции в развале здравоохранения. К сожалению, не только обыватель, но и власть вкупе с научной (немедицинской) общественностью требуют от врачей категорического снижения смертности (хорошо, что не требуют повышения рождаемости). Да, медицинская помощь у нас действительно находится на неудовлетворительном уровне. Но при этом все забывают банальную истину: здоровье населения зависит от медицины лишь на 8-10%. Это означает: если завтра бюджет здравоохранения будет равен бюджету всей страны, показатели смертности устоят перед усилиями врачей. И ясно почему: какого бы совершенства не достигали лечебно-диагностические мероприятия, уменьшить количество заболевших они не смогут. А «современные» болезни пока лечатся плохо и у нас, и за рубежом.

Нужно отдать должное клиницистам: они пытаются снизить количество больных путем ужесточения борьбы с факторами риска развития заболеваний. Например, кардиологи предлагают расширить спектр факторов риска развития ишемической болезни сердца, являющейся ведущей причиной смерти наших современников, до четырехсот, включив в их перечень фибриноген, гомоцистеин, С-реактивный белок и множество других факторов с мудреными названиями.

О каком фибриногене и гомоцистеине может идти речь, если половина наших соотечественников никогда не измеряли артериальное давление, а 10% – никогда не взвешивались! Понятно, что это не решение проблемы (см. нашу статью в «ЗУ», №22, 2004).

Может, путь подскажут демографы? Сомнительно, ибо они, аккуратно фиксируя изменения численности и структуры (возрастной, половой и прочей) населения, ничего не говорят о том, как изменить ситуацию. Может, подскажут антропологи, биологи, физиологи, философы или другие гуманитарии?

Человек как единая система

Беру на себя смелость утверждать, что ни одна из отраслей науки пока не способна дать четкого ответа на вопрос, в чем причина депопуляции в Украине и как с ней бороться, кроме валеологии.

Почему валеология претендует на такое преимущество? Да потому, что только в валеологии подход к человеку холистический (целостный), только валеология (если иметь в виду науку) рассматривает человека как единую систему, имеющую четкую структуру и иерархию (тело, психика, духовность). Только валеология напрямую исследует здоровье и переходные состояния между здоровьем и болезнью. И поэтому только валеология способна дать точные рекомендации по выходу из демографического кризиса. И возможный путь решения проблемы депопуляции – с позиций валеологии (пока других претендентов на самостоятельную позицию нет).

Каждый биологический вид вымирает по одной простой причине: меняются условия существования, к которым он адаптировался. Условия жизни человечества изменились радикально, особенно за последние сто лет. Эти изменения наложили глубокий отпечаток на биологическую суть человеческого естества: снижение на популяционном уровне функциональных резервов органов, систем, организма в целом; нарушение реактивности и резистентности, процессов саморегуляции; уменьшение количества и качества половых клеток, качества потомства и многое другое – вот характерные черты, отличающие наших современников от предков. Все это указывает на снижение эффективности самоорганизации живой системы, знаменующей собой состояние механизмов жизнеспособности (механизмов здоровья).

Лечению это не подлежит. Также как не будут иметь радикального эффекта достижения государства в экономической сфере. Решение проблемы лежит в области восстановления популяционного потенциала здоровья, иными словами, в укреплении здоровья практически здорового человека и отсюда – восстановление жизнеспособности всей популяции. Для этого необходимо создание новой идеологии здоровья, нового понятийного аппарата, новых подходов в системе управления здоровьем (жизнеспособностью). Безусловно, необходимо изменить психологию и формирование новых ценностей и установок общества, образ (стиль) жизни.

Очень важный иерархический постулат валеологии: образ жизни индивида таков, каков образ его мыслей. А образ мыслей определяется взглядами на жизнь, пониманием своей жизненной цели и установки, сформировавшимися критериями добра и зла. Иными словами – степенью духовности.

И еще один постулат: каждый член общества должен пройти четыре ступени достижения цели: я знаю (все или многое о здоровье), я хочу быть здоровым, я умею быть здоровым, я делаю все, чтобы быть здоровым.

Вот на основе этих постулатов и должна строиться Государственная программа выхода из демографического кризиса.

И такими видятся ее основные разделы.

  1. Формирование новых ценностей и установок общества, нового отношения к сохранению и укреплению здоровья.

    Как этого достичь? Ответ на вопрос дадут специалисты по социальной психологии. «Манипуляция сознанием», «психологическая война», «предвыборные технологии» и тому подобное – категории из одной и той же области научных знаний. И специалисты, используя соответствующие приемы, решают множество практических проблем. Если можно в течение нескольких десятилетий одурманивать свой народ (имеется в виду СССР); за полгода до выборов внушить миллионам, что лучше этого президента быть не может (Путин); что прокладки «Олвис» – лучшие в мире, то убедить народ в необходимости заниматься своим здоровьем – намного проще. Но для этого необходимо сформулировать задачу, пригласить специалистов для ее решения, обеспечить финансирование.

    Бытие определяет сознание – материалистическая аксиома, истинность которой все больше подвергается сомнению. Оказывается, справедлива и обратная формула: меняя сознание (общественное мнение), можно изменить и бытие.

    Для манипуляции общественным сознанием человечество «изготовило» великолепные инструменты: телевидение, радиовещание, газеты и журналы. Таким образом, социальные психологи готовят технологию, а средства массовой информации – реализуют решение задачи. Специалисты утверждают: нет такой абсурдной идеи, в реальности которой невозможно было бы убедить общество. Что же говорить о такой благородной идее, как наше здоровье.

  2. Формирование личностной и социальной мотивации к сохранению и укреплению своего здоровья у разных групп населения.

    Решение этой проблемы – в компетенции психологов. Здесь также существуют более или менее отлаженные технологии. Имеется в виду личностная мотивация. А как быть с социальной?

    Болеть выгодно?

    Еще в середине 80-х мне удалось в одной из центральных газет опубликовать статью под броским названием: «Болеть выгодно!». В ней я доказывал простую истину: вся система помощи больным в СССР сплошь состояла из социальных стимулов болезни. Это и легко получаемые больничные листы, и первоочередные путевки на санаторно-курортное лечение, и всяческие другие льготы, которые начисто отбивали у человека желание быть здоровым. Помню шквал негодующих откликов и обвинений – вплоть до проповеди фашистской идеологии. Помню и попытки реализовать материальную стимуляцию здорового образа жизни. Все они закончились неудачей. Почему? Да потому, что занимались этим делом дилетанты.

    Каждый год мне приходится выступать на форумах, посвященных подведению итогов деятельности киевских медиков. И каждый год я слышу в докладах руководителей здравоохранения призывы, обращенные к практическим врачам: «Формируйте здоровый образ жизни у ваших пациентов!». А как? Никто из врачей не может ответить на этот вопрос. И правильно, они не владеют технологией формирования личностной мотивации. Их этому никогда не учили.

    Зарубежный опыт, особенно США, говорит о том, что формирование жесткой мотивации к сохранению и укреплению своего здоровья – реальность. На одном из военно-научных форумов автор был свидетелем того, как утром, после банкета, украинские участники (да и представители некоторых европейских стран) жадно поглощали в баре пиво, а американцы, облачившись в спортивные костюмы, выбежали в холод и слякоть «за здоровьем» (форум проходил глубокой осенью). На мой вопрос – почему они это делают, ответили: «Если американский офицер не сдаст тесты по физической подготовке, о карьере он может забыть!». И здесь сразу вспоминаются наши генералы. В США они никогда бы не стали генералами.

    А строгая система штрафов и запретов, связанных с курением в офисах и в местах общественного пользования? Именно она привела к тому, что курение в Штатах стало немодным. Разве может быть модным неуспешный человек? Есть масса и других подобных примеров.

    Разработкой системы мотивации к сохранению и укреплению своего здоровья должны заниматься специалисты. При этом очевидно, что у разных групп населения должны быть разными методы формирования мотивации.

  3. Формирование и внедрение системы воспитания и обучения здоровому образу жизни разных групп населения.

    Конечно же, речь идет об обязательном включении валеологии в учебные программы школ, вузов и даже дошкольных учреждений.

    Но, как оказалось, это непросто. А суть проблемы вот в чем.

    Когда появилась первая информация о валеологии – науке о здоровье – министерства просвещения России и Украины сразу оценили ее возможную роль в формировании здоровья подрастающего поколения, введя в педагогических университетах и школах новую учебную дисциплину «Валеология». Задача ее – вовлечение личности в процесс собственного «здравостроительства». Но как в России, так и в Украине ухитрились поставить телегу впереди лошади: нет ни преподавателей, ни учебников, нет, в конце концов, общей концепции преподавания нового предмета. В отличие от Запада, где все это есть и преподается в рамках учебной дисциплины «Health education».

    В контексте «здравостроительства»

    Здравый смысл подсказывает, что привлечь ребенка к собственному «здравостроительству» можно лишь в том случае, если будут учтены три аспекта решения проблемы. Во-первых, это – образовательный аспект: ребенок должен получить и усвоить информацию о том, что хорошо для здоровья и что плохо. Во-вторых, аспект воспитательный – формирование мотивации у каждого школьника к тому, чтобы сохранять и укреплять свое здоровье. И третий аспект – чисто практический, в котором необходимо предусмотреть минимум оздоровительных мероприятий: полноценное физическое воспитание, питание и формирование оптимального психологического климата в школе. И конечно, все практические мероприятия должны проходить на фоне постоянного мониторинга (измерения) уровня здоровья. Только этот показатель даст достоверную информацию – правильны ли наши действия, в нужную ли сторону направлены наши усилия.

    Но когда за дело берутся люди, не имеющие никакого представления о валеологии, это дело легко погубить. Например, в России, и связано это было с половым воспитанием.

    Нужно ли в курсе школьной валеологии поднимать вопросы пола? Несомненно, но только в том объеме, который имеет отношение к здоровью. При этом валеология обязана очертить круг вопросов, которые необходимо осветить в школьном курсе, а в какой форме все это преподнести и в каком возрасте – проблема чисто педагогическая. Нужно ли учитывать национальные, религиозные, культурологические и иные особенности регионов, где проводится половое воспитание? Вопрос, на наш взгляд, риторический.

    25 декабря 1996 года на научно-практическом семинаре при Комитете безопасности Государственной думы России был прочитан доклад «Международный проект «Половое воспитание школьников и национальная безопасность» (авторы – И.Я. Медведева и Т.Л. Шишова). В докладе указывалось, что по инициативе Российской ассоциации планирования семьи, являющейся, в свою очередь, филиалом Международной одноименной федерации, началась реализация проекта «Половое воспитание российских школьников». При этом был получен очень приличный грант из-за рубежа, а из федерального бюджета выделено 22 млрд. 800 млн. рублей (что в 50 раз больше выделенной суммы на программу «Дети – сироты»). Не исключено, что авторы проекта ставили перед собой благородные цели. Но – маленький нюанс: в старших классах на изучение физиологии полового акта отводилось 26 часов, значительную часть времени занимало подробное изучение всех существующих видов половых извращений. В учебнике для 1-го класса на рисунке показано, как половой член располагается во влагалище у женщины, а любимый учебный фильм – «Ваш друг презерватив». (Все это я цитирую по упомянутому докладу). Я не знаю, может ли в западном обществе, где сформированы определенные духовные стереотипы, подобная информация нанести вред? Может, и нет. Но в нашем, при отсутствии духовной культуры, особом постсоветском менталитете – несомненно! Такая информация воспринимается как руководство к действию. И авторы доклада анализируют печальные последствия непродуманных действий чиновников.

    Но какое отношение все это имеет к валеологии? На первый взгляд – прямое, ибо излагается информация в курсе школьной валеологии. На самом деле – никакого. Но общественность этого ведь не знает! И начинает клеймить валеологию.

    Российский журнал «Жизнь» (№20, 1997) предпослал подборке материалов о «растлении» российских школьников интересный документ. Он принадлежит перу печально известного Алена Даллеса и называется «Размышления о реализации американской послевоенной доктрины против СССР» (1945). Документ очень любопытный: он определяет стратегию развала социалистического лагеря.

    Если бы А. Даллес был жив, его можно было поздравить с блестящей реализацией задуманного: все, что он планировал, осуществилось! И невольным соучастником (в области «растления молодежи») этой реализации стала самая гуманная наука – валеология, вернее, тот термин, которым она обозначена.

    Вся подборка материалов в упомянутом журнале подавалась под общим заголовком: «Что скрывается под маской валеологии?». И следуя логике изложения, хочется ответить: «Под маской валеологии скрывается коварный план Алена Даллеса!». А что здесь ответишь, если детей обучают всем видам скотоложества и физиологии полового акта.

    И вот кульминация развития событий: в «Медицинской газете» от 26.01.2000 года публикуется открытое письмо министру образования Российской Федерации под хорошо зарекомендовавшим себя названием: «Что кроется под мантией валеологии?». Письмо подписали 140 выдающихся деятелей науки, культуры, церковные иерархи России. Даже во времена расправы с «продажными девками империализма» – генетикой и кибернетикой, а также с академиком Сахаровым не был столь мощным голос российской общественности. Не буду приводить весь текст письма, процитирую только резюме: «Эта лженаука, представляющая собой смесь обрывков астрологии, оккультизма, пропаганды секса, культа и даже фетишизации тела, одновременно принижает и сводит на нет духовные начала человека. Валеология сегодня, по существу, противопоставлена всем понятиям о духовных и нравственных ценностях, которые проверены человечеством на протяжении мировой цивилизации... Просим Вас исключить специальность «Валеология» из Перечня направлений и специальностей высшего педагогического образования».

    Что и было благополучно сделано. И не только из высшей, но и средней школы.

    Несколько по-иному сценарию развивались события в Украине. К счастью, никто не додумался обсуждать в школах проблемы «безопасного секса» и раздавать школьникам презервативы. Но где взять преподавателей, имеющих хоть малейшее представление о валеологии? И в школу ринулись сектанты, экстрасенсы, маги, шаманы и волшебники! Каждый из них, на свой страх и риск, а также в меру своего представления о предмете стал «преподавать» валеологию. В газетах, в том числе издаваемых церковью, стали появляться статьи, свидетельствующие об обеспокоенности общественности и родителей положением вещей. На конференции по проблемам духовного просвещения в Херсоне иерархи церкви обрушились на валеологию с крайне резкой критикой. Валеология была охарактеризована как неоязычество. Руководство УПЦ потребовало изъять валеологию из школьной программы.

    Наконец, в мае 1999 года в адрес Президента, Председателя Верховной Рады, в Комитет по вопросам науки и образования и всех (!) депутатов поступило – что бы вы думали? Правильно, угадали: открытое письмо! На этот раз только от научных сотрудников Национальной академии наук и Академии педагогических наук (странно, почему ученые из Академии педагогических наук не смогли разобраться с валеологией у себя, внутри Академии, а вынесли вопрос на рассмотрение Президента страны?). Но общественный вес «подписантов» в Украине был не сравним с российским, и поэтому он прозвучал как комариный писк в сравнении с пароходным гудком в России.

    В письме говорилось: «Нас удивляет бесконтрольность со стороны органов власти и безответственное отношение со стороны руководителей министерств образования и здравоохранения, благоприятствующих внедрению подобных школьных программ. Образование в Украине имеет светский характер. Тогда почему в школах находит место языческое религиозное учение «валеология»?».

    Итог – тот же. Валеология была исключенна из школьной программы.

    Мы подробно остановились на проблеме школьной валеологии для того, чтобы не наступать второй раз на одни и те же грабли. У валеологии в системе образования (а также в некоторых органах массовой информации) много врагов.

  4. Физическое воспитание различных групп населения.

    На всех форумах, где мне приходится выступать по данной проблеме, я повторяю одну и ту же мысль: «Развал советской системы физического воспитания сказался на здоровье нашего населения больше, чем развал советской системы здравоохранения».

    В самом деле, Природа наградила человека самым совершенным локомоторным аппаратом. Движение – непременный компонент поддержания необходимого резерва функций организма, но человек пошел наперекор Природе, ограничив количество движений в своей жизни (гипокинезия), уменьшив их силу (гиподинамия), амплитуду и скорость (эти ограничения терминов пока не имеют). А Природа не прощает подобных нарушений. Увеличение частоты нарушений осанки у наших школьников (за 20 лет с 8-9 до 80-90%, а это только вершина айсберга!); слабые мышцы брюшного пресса, бедер и спины, а также снижение функциональных резервов у беременных, формирующих отклонения в течении беременности и родов; ускорение процессов старения (биологический возраст 20-летних студентов 35-40 лет!) – вот далеко неполный перечень последствий дефектов физического воспитания.

    Благополучно почивший Госкомитет по физической культуре и спорту все деньги, выделяемые бюджетом, тратил на большой спорт. В печально известной Государственной программе «Фізичне виховання – здоров’я нації» термин «физическое воспитание» остался только в названии, а все внимание было уделено спорту. Спорт стал политическим действом, весьма далеким от здоровья народа. Напротив: большой спорт уродует тела и души всех, кто к нему прикасается (см. нашу статью в «ЗУ», №12, 2003). Большой спорт – это зрелище, шоу, и к нему нужно относиться, как к шоу. Там работают красивые и мужественные люди, но они сами должны зарабатывать себе на хлеб.

    Наше общество весьма скептически относится к физическим упражнениям ради здоровья. Лишь 3-5% населения (по-моему, данные увеличены на порядок) уделяет им должное внимание. А зря. Нет более мощного средства укрепления здоровья и продления жизни. По данным украинских геронтологов (О. Коркушко и соавт., 2004), пожилые люди, систематически занимающиеся аэробными упражнениями, по состоянию функций моложе своих сверстников на 12 (!) лет. Эти 12 лет и составляют временной разрыв в наступления смерти мужчин и женщин в Украине. Вот всем доступное средство, чтобы превратить «страну вдов», которой сейчас является Украина, в сказочную страну, где супруги покидают этот бренный мир в один год.

    Когда американский отец приводит ребенка в школу, он прежде всего интересуется: «А как у вас поставлено физическое воспитание?». У нашего родителя вопрос звучит по-другому: «Как освободить ребенка от физкультуры?». Если бы школы были оборудованы бассейнами и благоустроенными спортивными площадками, а занятия проходили с учетом склонностей ребенка, этот вопрос вряд ли возник бы. Кроме школьников и студентов вузов, не следует забывать и о жителях микрорайонов.

  5. Обеспечение мониторинга индивидуального здоровья, а также индивидуальных рекомендаций по его сохранению и укреплению.

    Этот пункт Программы выполняется учреждениями здравоохранения, но приступить к его реализации удастся лишь тогда, когда будет сформирована соответствующая мотивация у населения, когда появится спрос на эту услугу.

    Лет 20-30 назад при поликлиниках были организованы отделения профилактики. Но они работали по старой методике – искали признаки патологии у пациентов, проводя их через все анализы и осмотры узких специалистов. Система дорогая и малоэффективная. Сейчас мы можем предложить экспресс-систему оценки уровня (количества) здоровья, которая доступна среднему медперсоналу и дает достаточно информации для назначения оздоровительных мероприятий. Уровень здоровья – мощный прогностический критерий возможности развития хронического неинфекционного заболевания или смерти от него.

  6. Создание кадрового потенциала и материально-технической базы для сохранения и укрепления здоровья населения (диагностических подразделений нового типа, физкультурно-оздоровительных центров, центров психологической и социальной разгрузки, центров здорового потомства, рекреационных зон, тренажеров, промышленного производства пищевых добавок и многого другого).

    Эта позиция Программы не нуждается в теоретическом обосновании. Выполняется несколькими министерствами.

  7. Участие предпринимателей и руководителей производства в оздоровлении своих работников.

    Здесь нечего придумывать, можно воспользоваться зарубежным опытом. Там прекрасно понимают, что вложение денег в здоровье рабочих означает финансирование производства. И капиталист на это денег не жалеет. Но речь не идет о строительстве лечебных учреждений. Строятся спортивные площадки, бассейны, базы отдыха. Если бы это не было выгодно, никто бы этим не занимался.

  8. Социально-экономическое стимулирование рождаемости.

    Зарубежный опыт (например, «бэби-бум» в США в 60-х годах) говорит о том, что рождаемостью тоже можно управлять. Однако предлагаемый путь социальной мотивации рождаемости в Украине вызывает много возражений. Для поиска верного пути также нужны соответствующие научные исследования.

  9. Системы сбора и обработки информации о реализации Программы и ее эффективности.

    Не исключено, что такая система должна функционировать при Министерстве здравоохранения либо структуре, которую целесообразно создать для реализации Программы.

Объем газетной статьи не дает возможности изложить всю концепцию Программы, но в ней предполагается научное и научно-техническое сопровождение, законодательное и нормативно-правовое обеспечение, разработка проблем финансирования и самофинансирования, привлечение различных религиозных конфессий для формирования здорового образа жизни, сотрудничество в отдельных направлениях и многое другое. Концепция Программы под названием «Протидія депопуляції в Україні» представлена для рассмотрения в различные инстанции: Секретариат Президента, вице-премьеру по гуманитарным вопросам, МЗ Украины.

Ответа пока нет ниоткуда. Очевидно, депопуляция – не та проблема, которой нужно сейчас заниматься. Есть более срочные и важные проблемы. Интересно – какие?